Библиотека Воеводина _ "Практический менеджмент"/ Н.Я. Сацков :: Глава 8 ... экономика, финансы, бизнес, политэкономия, экономикс, суд, юриспруденция, опт, право, маркетинг, брэндинг, литература, библиотека, книги, студент, реферат, учебник, теория, инвестиции, менеджмент, управление, предпринимательство, предприятие, реклама, международная, словарь, энциклопедия, история, ВЭД, тнк, корпорация, концерн, консорциум, аудит, страхование, биржа, деньги, кредит, сбыт, ресторан, паблик рилейшнз, public relations, PR, персонал, фирма, компания, бесплатно, free, фокус-группа, focus-groups, исследования рынка, архив, журнал, книги и статьи, анализ, комментарии Библиотека Воеводина: экономика, финансы, бизнес, политэкономия, экономикс, суд, юриспруденция, опт, право, маркетинг, брэндинг, литература, библиотека, книги, студент, реферат, учебник, теория, инвестиции, менеджмент, управление, предпринимательство, предприятие, реклама, международная, словарь, энциклопедия, история, ВЭД, тнк, корпорация, концерн, консорциум, аудит, страхование, биржа, деньги, кредит, сбыт, ресторан, паблик рилейшнз, public relations, PR, персонал, фирма, компания, бесплатно, free, фокус-группа, focus-groups, исследования рынка, архив, журнал, книги и статьи, анализ, комментарии

  Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Практический менеджмент " / Н.Я. Сацков


 

Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления

8. Техника борьбы и использование процесса активного мышления для разрешения причин возникающих проблем
8.1. Праксеологическая борьба как направление регулирования механизма взаимоотношений в диалектике жизни
8.2. Использование процесса активного мышления для устранения причин возникающих проблем
8.3. Праксеологические обобщения и предостережения Тадеуша Пщоловского менеджерам и бизнесменам

8. Техника борьбы и использование процесса активного мышления для разрешения причин возникающих проблем
Приобщиться к мировому сообществу в области предпринимательской деятельности и занять там подобающее место нашим бизнесменам и менеджерам поможет овладение методами и приемами техники борьбы, которую создавал перед второй мировой войной Тадеуш Ко-тарбинский, а в последние годы с макропраксеологичес-ких позиций эту проблематику развивал Ярослав Руд-нянский, обращаясь к социотехническим мероприятиям и манипуляциям политиков. Эристическую же направленность теории борьбы и весьма важных для бизнесменов и менеджеров полемических дискуссий изложил Тадеуш Пщо-ловский в многократно издававшейся в Польше книге "Умение убеждения и дискуссии".
Жить - это бороться; бороться - это жить.
П. Бомарше
Кто принимал участие в борьбе, хотя бы в борьбе с трудом и нищетой, тот всегда будет сильней и мудрей человека, который смотрел на борьбу издали.
Т. Карлейль
Мышление не есть нечто профессиональное, относящееся к ведению так называемых философов или профессиональных мыслителей. Самый лучщий философ - это человек, который может мыслить всего проще...
Дж. Грот
Лучше думать перед тем, как действовать, чем после.
Демокрит

8.1. ПРАКСЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА КАК НАПРАВЛЕНИЕ РЕГУЛИРОВАНИЯ МЕХАНИЗМА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В ДИАЛЕКТИКЕ ЖИЗНИ
наверх
Истинные идеалы и разумные ориентиры жизнедеятельности, их знание, понимание и самостоятельное продумывание обусловливают необходимость изучения индивидуума в определенных экономических условиях, т. е. в известной системе сотрудничества и форм собственности, которая дана ему извне, которая исторически создалась независимо от него, в которую он своими силами может внести лишь неизмеримо малые изменения. "Берем его", например, на рынке, пишут исследователи, куда он явился в качестве продавца своего товара и покупателя чужого. Исследуем психические процессы, которые в нем совершаются при его меновых операциях. Какова реальная роль этих психических процессов, чего могут они на практике достигнуть? Только одного: хорошо или плохо приспособить данное лицо к данным экономическим условиям. Цены товаров на рынке уже существуют: ему не приходится выдумывать их. И ему, и другим продавцам или покупателям, с которыми он имеет дело, неизбежно приходится считаться с этими ценами, более того - подчиняться им. Поскольку же индивидуум старается выйти из этого подчинения, создать для себя наилучшие, исключительно благоприятные условия обмена, постольку направление его усилий опять-таки всецело зависит от его интересов, умения использовать технику борьбы и процесс активного мышления для разрешения причин возникающих проблем, его положения в обществе и стремлений, воспитанных в нем социальной средой. Само понимание личных интересов в том или ином смысле вытекает из объективных социальных условий. Например, в реальном случае нашей жизнедеятельности и господства рынка оно имеет форму стремления присваивать и накапливать меновую стоимость в денежном виде.
Итак, вся "субъективная" деятельность сознания здесь сводится к тому, чтобы в рамках наличных рыночных цен и их наличных колебаний продать товар как можно скорее и выгоднее, купить как можно дешевле, т. е. как можно лучше приспособиться к объективно данным отношениям рынка. Каким путем пойдет в этом случае психика и какие "субъективные" перипетии она будет переживать, это экономически совершенно неважно и даже неинтересно, ибо результат предопределен объективными условиями и не может быть изменен субъективными.
Правда, благодаря личным психологическим особенностям (умению ведения борьбы) тот или иной человек экономически приспосабливается лучше других, т. е. продает и покупает выгоднее, но при этом каждый раз кто-нибудь другой должен приспособиться плохо, т. е, купить выше обычных цен, продать ниже. "Субъективно" для обоих это, конечно, очень важно, это борьба, которая является составляющей науки праксеологии, и, рассматривать ли явления в социальном масштабе или нет, никакого значения не имеет.
В конце концов оказывается, что весь субъективный анализ экономических процессов, как бы тонко и искусно он ни производился, нисколько не способен предрешить их объективных результатов, которые зависят от объективных условий. Он просто относится к иной области, чем экономическое исследование,- к области индивидуально-психологического отражения социально-трудовых процессов и форм, т. е. к области их реального движения и развития.
Для праксеолога исследование техники борьбы является весьма интересным делом потому, что в борьбе каждый стремится создать своему противнику принудительную ситуацию, как можно более трудную для преодоления, если возможно - критическую ситуацию, и таким путем косвенно принуждает его повысить эффективность действий. Можно констатировать, что прогресс в области повышения эффективности действий нередко происходит благодаря применению механизмов, при помощи которых люди ставят других людей в принудительные ситуации. Необходимо только изменить формы принуждения, например, заменить примитивный страх физического наказания повышением сознательности и развитием моральной ответственности. Пора бы научиться в принудительных ситуациях поступать так, чтобы дело не доходило до осуществления угроз.
В праксеологическом смысле борьба понимается как любое действие с участием по крайней мере двух субъектов (исходя из предпосылки, что и коллектив может быть субъектом), где один из субъектов препятствует другому.
В частном, пожалуй, наиболее обычном и самом интересном случае оба субъекта не только объективно стремятся к противоположным целям, но, кроме того, знают об этом и при составлении своих планов действия учитывают также действия противоположной стороны. Случай взаимного объективного, а вместе с тем и сознательного препятствия считается наиболее интересным потому, что при этом обе стороны взаимно вынуждаются к преодолению трудностей в особенно интенсивной форме и, следовательно, косвенно принуждаются к совершенствованию техники действий.
Наиболее общая рекомендация негативной кооперации гласит: "создавай-трудности противнику"; энергичный противник, уверенный в своей "исправности", нарочно может создавать сложную для обеих сторон обстановку, только бы затруднить задачу противоположной стороне. Праксеолога же как такового непосредственно интересует только исправность техники борьбы. Другие ее стороны, например эмоциональная, имеют для него лишь косвенное значение, поскольку от них зависит усиление либо ослабление "исправности". Разве не было бы уместным назвать агонологией (от греческого - "взаимная борьба") именно так понимаемую и до сих пор почти вовсе не разрабатываемую общую теорию негативной кооперации?
В пп. 8.1.1-8.1.9 данного раздела будет указано на собранные, обоснованные и изложенные академиком Т. Котарбинским наиболее частые приемы из области техники борьбы, к которым успешно прибегают борющиеся стороны, чтобы или победить, или сорвать возможность успешного противодействия со стороны противника, или хотя бы, не одержав победы, не дать победить и противнику. Рассмотрение обоснованных практикой приемов из области техники борьбы отнюдь не означает, что мы сами можем рекомендовать все эти приемы. Ибо то, что хорошо с праксеологической точки зрения, может быть достойным осуждения с точки зрения, например, добросовестности. Знакомство же с такими приемами полезно хотя бы для того, чтобы воспрепятствовать тому, кто пожелал бы прибегнуть ко всем этим приемам с целью застигнуть нас врасплох и одержать победу. "Человек с развращенным сердцем насытится от путей своих и добрый - от своих".
8.1.1. Достижение победы вследствие получения необходимой свободы движений или свободы действий- даже ценой материальных потерь. "Купи истину, и не продавай мудрости и учения и разума".
8.1.2. Использование в своих целях функций и резервов противника. Характерно для техники спора, например, когда мы вовлекаем в дискуссию по вопросам, в которых противник менее компетентен, чем мы, и где он будет сам себя компрометировать, и т. п.
8.1.3. Забота о свободе движений собственных действий и сковывание свободы движений противника. Это указание применительно к борьбе автор разъясняет тем, что мастера стратегии и тактики вооруженной борьбы часто повторяют, что решающими условиями победы являются превосходство и концентрация сил в месте решающей схватки. Понятие столкновения сил не относится, правда, к характеристике всех видов борьбы, в связи с чем указанное условие трудно признать главной чертой любого конфликта, однако не подлежит сомнению, что место расположения субъектов борьбы или элементов орудий борьбы (автор понимает под орудиями любое оснащение), как и момент ввода их в действие, являются чем-то важным во всяком действии, а следовательно, и в любой борьбе.
Следует всегда помнить, что противник в борьбе с нами готов использовать наши функции и наши резервы в своих, противоположных нашим, целях, и постоянно иметь в виду, что наши орудия потенциально являются также орудиями противника и легко могут оказаться в его руках, если мы не сумеем принять надлежащих мер.
8.1.4. Правило концентрации. Основано на главном принципе стратегов, которые советуют обеспечить превосходство сил в решающем месте и в решающее время. Это положение содержит рекомендацию сосредоточения в одном месте и в определенное время как субъектов действия, входящих в состав борющегося коллектива, так и орудий, и, наконец, действий, являющихся составными элементами целого. Общее понятие концентрации в праксеологическом смысле, применимое к общей технике борьбы, отнюдь не связано непременно с нагромождением материальных сил в одном месте. Существенным здесь является только концентрация направленных действий для достижения общей цели, частным случаем которой могут быть объединенные усилия многих субъектов и орудий, сосредоточенных в одном месте. Правило концентрации полезно не только для успешной борьбы, это более общая рекомендация, преимущество сложных действий вообще. Но в борьбе, сражении, конфликтах оно (правило) приобретает особо важное значение, и поэтому мы уделили ему так много внимания. "В единении - сила" - это и совет, и предостережение для бизнесменов, подвергающихся угрозе извне. Такие известные с давних пор мудрые изречения почерпнуты из высказываний политиков. А в диспутах? Когда мы стремимся убедить упорствующих, ничто так не действует, как аргументы, каждый из которых независимо от других поддерживает наш тезис.
Если в борьбе концентрация ваших собственных сил способствует победе, то концентрация сил противника должна быть вредной для нас и ей следует противодействовать. В связи с этим с праксеологической точки зрения становится понятным девиз: "Разделяй и властвуй".
Нет, пожалуй, нужды распространяться о том, что частным случаем такого расчленения сил, противоположного концентрации, является разжигание конфликта между членами коллектива, против которого ведется борьба. Это будет соединением принципа расчленения сил с принципом использования в борьбе чужих резервов в собственных интересах. Конкретный случай такого стечения обстоятельств мы имеем всякий раз, когда субъект А для одержания победы над коллективом субъектов В и С заключает вначале союз с В против С, а после поражения последнего обращает оружие против В и, в свою очередь, одерживает над ним победу. Ловкий участник конфликта в таких случаях сперва объединится со слабым против сильного, а не наоборот. Делается это для того, чтобы получить поддержку в борьбе против самого грозного противника и не оказаться позже с ним один на один.
Уровень мастерства в борьбе определяется умением парализовать главный координирующий центр целого, против которого борются. Ведь организмы действующих лиц или живых созданий, детали, входящие в состав орудий, взаимодействующие коллективы в случае борьбы коллективов или борьбы против коллектива - все это какие-то комплексы, какие-то сложные объекты, а не просто конгломераты. Это объекты, имеющие определенную структуру, различные части которой в различной степени важны с точки зрения задач целого.
Одно из главных указаний техники борьбы гласит, что следует стремиться выводить из строя в первую очередь координирующие звенья противостоящих комплексов, а следовательно, координирующие органы живого организма (мозг, сердце), двигатели машин, руководящие личности коллективов и учреждений. Это относится к вооруженной борьбе либо к другим формам общественной борьбы, например к политическим.
Применимо ли это общее указание также и к технике ведения словесных диспутов? Разумеется, применимо. Когда аргументация противника ведется по определенной системе, когда некоторые из его аргументов получают характер посылок доказательства, ловкий оппонент атакует главным образом эти положения, так как опровержение основ аргументации подрывает доказательность всего, что опирается на эту основу. Не противоречит этому и та истина, что для опровержения основного тезиса полезно бывает начать с опровержения какого-нибудь из его следствий, так как отрицание следствия подвергает сомнению и правильность исходного положения.
8.1.5. Необходимость заменимости. Выше рассмотрен один из самых важных общих способов дезорганизации противника. Но противник тоже не спит. Он со своей стороны старается вести себя в соответствии с тем же принципом. Из этого следует, что противник в борьбе против сложных объектов, участвующих с нашей стороны, старается нанести удар по отдельным органам этих объектов, выполняющим функцию управления действиями целого организма. Следовательно, необходимо особенно тщательно защищать их от таких ударов, необходимо применять особые меры для охраны этих органов. Но может случиться так, что, несмотря на все наши меры, противник все же сумеет поразить основные органы, от которых зависит взаимосвязь данного единства. Поэтому следует считаться с такой возможностью и позаботиться о легком и быстром восстановлении активности пораженного органа, а также о быстрой его замене функционально равнозначным органом. Это требование хорошо передается известной формулой ("Король умер - да здравствует король!"). Выведенного из строя командира в известной степени автоматически должен заменить его заместитель. Это применимо не только к человеческим коллективам или живым организмам. Следует заботиться о том, чтобы, образно говоря, всегда иметь под рукой запасные двигатели, в технике же спора - запасные аргументы для отстаивания тезиса на случай, если непользованные в доказательстве доводы будут опровергнуты.
8.1.6. Метод свершившегося факта. Принцип, на котором основан метод свершившегося факта, имеет важное значение во всех действиях, отнюдь не только в ситуациях борьбы. Это - принцип предвосхищения событий, рекомендующий заблаговременно, пока это еще сравнительно нетрудно, добиваться такого состояния вещей, которое потом благодаря закономерному развитию событий автоматически приведет к ситуации, которая являетс-я нашей целью и достижение которой посредством мер, принятых незадолго до этого момента, было бы делом сравнительно трудным.
Использование правила последовательности событий является применением на практике физического закона инерции - тенденции тел находиться в первоначальном состоянии до тех пор, пока внешние силы не приведут их в движение. Когда закон последовательности событий подучает такой консервирующе-инерционный характер, рекомендуется в более ранний момент, когда этого легче достичь, производить то, что сохранится до более позднего момента, когда мы будем в этом нуждаться и когда получить это будет труднее.
Этот упрощенный принцип лежит в основе метода свершившегося факта, необычайно важного в различного рода борьбе. Таких примеров можно привести сколько угодно. Вот для начала весьма распространенный казус из области вооруженной борьбы, где так часто целью действий является оккупация данной территории. Тогда - "кто первый, тот лучший". Нужно самому занять территорию до того, пока это успеет сделать противник.
Подобный метод очень часто используется искушенными администраторами, вынужденными разрешать некоторые вопросы "с согласия" определенных властей либо "по договоренности" с ними. Здесь возможны два пути действия: либо сразу же обратиться к этим властям с просьбой одобрить проект распоряжения, а затем, получив необходимый placet, издать это распоряжение, либо отдать распоряжение как предварительное, а затем добиваться его утверждения. Именно второй путь обычно избирают энергичные администраторы, применяя тем самым - и небезуспешно - метод свершившегося факта. Мы уже говорили о применении метода свершившегося факта в различного рода спорах. Здесь мы только добавим, что к средствам такого рода, применяемым в споре, относится, например, ответ вопросом на вопрос. Тот, к кому обратились с вопросом (почему это так?), вместо того чтобы взять на себя труд обоснованно ответить, в свою очередь спрашивает сам (а почему должно быть иначе?) и таким путем стремится заставить противника обосновывать противоположное мнение, переложить на него onus probandi (тяготы доказательства). Счастлив, кто владеет! Так же и в спорах, которые тоже являются борьбой определенного вида. К наиболее сильным приемам относится умение поставить дело с самого начала так (например, с помощью невинной, на первый взгляд, формальной процедуры), чтобы тяжесть доказательств легла на плечи противника, чтобы ему пришлось доказывать свою правоту, чтобы данное дело представлялось правильным без усилий со стороны его поборника (либо как понятное само по себе, либо как выражение, соответствующее общим принципам решающей спор инстанции, или, наконец, по каким-либо иным соображениям, которые сумел в самом его начале подчеркнуть ловкий участник спора).
В продолжение этому еще пример. Часто мнения о том, какое содержание или какую форму должна иметь резолюция собрания или отчет о нем, заметно расходятся. Человек, поленившийся принять участие в составлении проекта текста, впоследствии, быть может, будет пытаться изменить в нем не одну формулировку, но ему придется преодолевать при этом сопротивление коллег. Находчивый же человек сам возьмется за составление проекта резолюции или протокола, и потом он будет только защищать этот вариант от возможных нападок. Пусть же, наконец, послужит нам в качестве дополнительного примера молодая пара, одна из многих таких пар, которые, борясь с сопротивлением родителей, прибегают к созданию свершившегося факта, вступая в брак без их разрешения и ставя их в известность, когда вопрос уже решен и когда эффективное сопротивление потребовало бы от оппонентов слишком больших усилий.
8.1.7. Метод промедлений, затягивания дела. Это так называемый "метод проволочек". Однако в борьбе во многих случаях он оказывается полезным. С ним связано прозвище известного римского диктатора Квинта Фабия Максима ("Кунктатора"), победителя Ганнибала. Он так долго откладывал решающую битву, что войска пунического завоевателя стали, наконец, морально разлагаться, ослабели, утратили боевой дух.
Итак, мы видим, хотя бы на этом примере, что при известных условиях медлительность переходов в наступление оправдывается. Вопрос только в том, при каких условиях? Для получения ответа полезно еще раз вспомнить общее положение: победу одержит тот, кто сосредоточит большие силы в решающем месте и в решающее время. В решающем месте - ибо организованное целое, которое представляет противник, индивидуальный или коллективный, вместе с употребляемыми им техническими средствами занимает определенное пространство, входящее как составная часть в это целое и соединяющее все другие части в это целое. В решающее время - так как это непосредственно вытекает из понимания сущности победы, ибо побеждает добившийся того, что противник теряет объективную возможность продолжать сопротивляться; решающий же момент - это тот момент, начиная с которого данное дело оказывается разрешенным или некоторое будущее состояние дел перестает зависеть от действий данного объекта, в нашем случае - от действий противника.
К сожалению, заранее никогда не известно, когда следует нанести удар, чтобы получить желаемый результат, а особенно трудно определить оптимальный момент, особенно благоприятный момент для данного действия. В древности такой момент изображали в образе бегущего человека с волосами спереди и лысиной на затылке: когда он приближается, его можно схватить за волосы, но когда он пробежал, как ухватиться за лысину? Таким образом, умение в действии, а следовательно и в борьбе, в значительной мере зависит от умения надлежащим образом выбрать момент для соответствующего импульса.
Расторопнее всего обычно действует тот, кто не только не торопится вызвать такой импульс, но, пожалуй, максимально медлит с ним. Это случается тогда, когда, как говорится, время "работает на нас", когда, например, силы противника с течением времени сами ослабевают или слабеют в большей степени, чем наши, либо когда коэффициент превосходства наших собственных сил, вначале ничтожно малый, с течением времени растет.
Итак, метод затяжки - это лишь частный случай правила выбора соответствующего места и времени, а в еще более общей форме - создания выгодного соотношения различных обстоятельств и соответствующей обстановки, такого выбора, чтобы именно в этой, а не в другой обстановке начать решающее наступление.
Интересные примеры применения метода затяжки можно наблюдать в технике ведения спора. Некоторые выжидают момента, когда выскажутся все другие, и берут слово в самом конце, когда уже никто из противников не сможет дать ответ и когда этот последний выступающий будет располагать всеми данными о высказываниях участников дискуссии и обо всем, что они могли использовать для обоснования своих положений. Тогда уже нетрудно найти в их рассуждениях слабые стороны. (Кстати, обратим внимание еще на одно из самых основных положений техники борьбы: наносить удары по слабо защищенным местам и таким образом истощать резервы сил противника даже в том случае, если слабо защищенные места борющегося целого не являются особенно важными элементами с точки зрения взаимосвязи этой целостности.) Обычно не очень трудно развить аргументацию, против которой в этих высказываниях не содержится достаточных контраргументов, и склонить инстанцию, разрешающую спор, высказаться в пользу защищаемой таким образом доктрины или программы.
8.1.8. Метод потенциализации как форма минимизации интервенции. В проведенных до сих пор исследованиях форм минимизации интервенции мы исходили из того, что вообще сдержать внутренний импульс дешевле с точки зрения расходования энергии индивида, чем направить его вовне. Мы исходили также из того, что оборона вообще требует меньше издержек, чем нападение. Теперь рассмотрим такую форму экономизации действий, которая исходит из положения, что действие является более дорогостоящим, чем проявление готовности к нему. На этом основана, например, замена наступления угрозой его проведения. Нередко противник отступает перед угрозой, не дожидаясь атаки. Иной раз достаточно обойти фланги противника и создать таким образом для него угрозу окружения и подавления, чтобы заставить его отступить с занимаемых позиций. Проявление готовности к наступлению в данном случае имело не худший результат, чем само наступление, которое стало благодаря этому ненужным. Очевидно, что мы попадем в точку, если назовем такой прием потенциа-лизацией. В таком случае правильнее всего будет дать дефиницию потенциализации как приема, основанного на замене данного действия (как средства к достижению данной цели) выражением готовности выполнения такого именно действия. Рассмотрим внимательнее этот пример. Ведь в этом случае была проявлена не только возможность действия, но и готовность. Однако в других случаях достаточно проявить только готовность, даже без фактического создания возможности, чтобы получить желаемый результат. Так, например, отгоняют птиц, выставив в поле куклу, называемую "пугалом для воробьев". При дуновении ветра она шевелится подобно человеку, размахивающему руками и намеревающемуся нанести удар. Таким образом, иногда действенным становится сама видимость готовности к действию, и ее достаточно, чтобы заменить само это действие.
Стоит отметить, что потенциализация привлекательна не только тем, что действие вообще бывает более дорогостоящим, чем создание возможности его выполнения или проявление готовности к нему. Важно уже следующее: тот, кто реализует возможность данного действия, одновременно теряет эту возможность, и нереализованная возможность действия является до определенного времени эффективным способом ее сохранения. С праксеологической точки зрения, прав тот, кто ценит сохранение для себя возможности действия, а люди обычно предпочитают тот из двух вариантов (в равной степени привлекательных), при котором сохраняется возможность данного действия. Поэтому мы предпочитаем недосолить, чем пересолить, недосластить, чем пересластить. Ведь недосоленную или недослащенную пищу можно довести до надлежащей степени солености или сладости, а пересоленную или переслащенную с этой точки зрения уже не исправить. К советам так называемой житейской смекалки относится также рекомендация следующего содержания: если тебе необходимо что-либо обсудить с кем-нибудь и ты дорожишь временем, иди сам к этому человеку и избегай прихода его к тебе, ибо в гостях ты можешь после исчерпания темы распоряжаться временем, как пожелаешь, принимая же у себя гостя, ты стеснен в этом отношении.
Добавим, что потенциализация первого рода не связана специально с негативной кооперацией. Основным способом убеждения проверяющего является показательное исполнение той или иной деятельности, например решение математической задачи в присутствии экзаменатора. Вместо этого порой достаточно показать лишь способ подхода, к делу и, отыскав возможность решения каких-то своих задач, удовлетворить проверяющего, экономизируя собственные усилия методом потенциализации. То же относится и к потенциализации второго рода. И она специально не связана с обменом материальных ценностей. Нечто подобное встречается в преподавательской практике и вообще в области информации. Вместо того чтобы сообщить кому-либо отдельные сведения, мы можем назвать способ их получения, раскрыв, например, методику библиотечных поисков или же представив информационную брошюру, расписание движения поездов. Подобным способом мы потенциализируем свое поведение.
Рассмотренные выше наиболее сильные приемы техники ведения борьбы являются весьма интересными с точки зрения создания принудительной ситуации для совершенствования эффективной деятельности как противоядия опасности, вызывающей застой деятельности вместо прогресса в связи с осознанием отсутствия угрозы. Однако это приводит к другой угрозе, состоящей в усыплении на первых порах оборонительной активности и, как следствие, деловитости вообще.
Все это побуждает к применению некоторых положений праксеологии к умственной деятельности с тем, чтобы использовать процесс активного мышления для разрешения причин возникающих проблем.

8.2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОЦЕССА АКТИВНОГО МЫШЛЕНИЯ ДЛЯ УСТРАНЕНИЯ ПРИЧИН ВОЗНИКАЮЩИХ ПРОБЛЕМ
наверх
При многообразной познавательной и целенаправленной деятельности руководителя значительно возрастает роль и интенсивность интеллектуальной, мыслительной его деятельности. Если в процессе ощущения и восприятия обеспечивается непосредственное отражение производственной обстановки, а представления дают возможность воспроизвести то, что воспринималось в прошлом, то мышление позволяет познать предмет, явление, действие, не воспринимая его непосредственно. Зарождаясь в чувственном познании (ощущения, восприятия; представления), мышление человека выходит за его пределы и позволяет познать то, что нельзя воспринять непосредственно. Представление не может воспринять, например, движение со скоростью 300 000 км в секунду, а мышление осознает. Таким образом, мышление является высшим познавательным процессом.
Менеджерам и бизнесменам следует изучить следующие рекомендации и использовать их в своей деятельности.
Обобщайте единичные явления, полученные путем восприятия, при рассмотрении частных явлений применяйте общие законы опосредования и обобщения действительности во всех ее существенных свойствах, связях и отношениях, решая производственные и управленческие задачи, оперируя уже имеющимися знаниями, выводами из них, создавая целостную картину явления и развивая ее дальше с использованием процесса активного мышления при разрешении причин возникающих проблем, для превращения идей в действия и поступки, определяя их суть, взаимосвязь и разумную закономерность происходящего. "Кто приобретает разум, тот любит душу свою; кто наблюдает благоразумие, тот находит благо".
Повышайте эффективность мыслительной деятельности за счет соответствующей ее организации и рационализации, активного использования анализа и синтеза как основных операций мышления, превращая их в привычки и используя для этого приемы, изложенные в пунктах ниже, и скоро вы почувствуете, что процесс активного мышления стал вашей второй натурой. Исходите из того, что анализ и синтез взаимосвязаны. Они являются, по существу, двумя неразрывными сторонами единого мыслительного процесса. Мышление состоит столько же в разложении предметов сознания на их элементы, сколько в объединении связанных друг с другом элементов в некоторое единство. Без анализа нет синтеза.
Наряду с этим в процессе активного мышления используйте сравнения, абстрагирование, обобщение, систематизацию и конкретизацию, приемы по развитию умения внимательно слушать, ясно и четко излагать свои мысли. Это будет способствовать превращению идей в действия, а в итоге - в хорошее управление.
Шире используйте такие формы мышления, как понятие, суждение, умозаключение (индуктивное и дедуктивное), а также наглядно-действенный, образный и абстрактно-логический виды мышления в зависимости от содержания и способа решения задач, особенностей познавательной деятельности вашего мышления, практической деятельности и профессионального опыта.
Развивайте гибкость ума, умение подойти к решаемому вопросу всесторонне, комплексно, творчески, борясь с инертностью мышления, не допуская проявления.ее стабильности в различных областях вашей деятельности. А для этого старайтесь не поддаваться постороннему влиянию, самостоятельно осмысливайте происходящие управленческие процессы и принимайте по ним решения в пределах вашей компетенции. Стремитесь к целенаправленности мышления, концентрации мыслей на главном, основном, развивая симультанность мышления - умение быстро и в короткие сроки учитывать всю совокупность важнейших факторов происходящего явления. Комбинируйте указанные ниже приемы применительно к характеру решаемых вами проблем, добиваясь активных действий.
8.2.1. Оценка идей и предложений. Оценивая каждую новую идею и предложение, необходимо исходить не только из собственного опыта, но и попытаться взглянуть на них как бы со стороны, стараясь оценить их всесторонне. Целесообразно проверить реальную возможность их осуществления. Являются ли они лучшими и если да, то почему? Никогда не удовлетворяйтесь мгновенной оценкой, выясняйте возможные возражения и проверяйте факты. Сопоставьте идею или предложение с формулировкой проблемы или задачи и мысленно представьте, можно ли с помощью данной идеи разрешить эту проблему. При этом, исходите из следующей логической последовательности: процесс начинается с постановки проблемы и продолжается в ходе анализа фактов до выяснения причин. Поиск проблемы и ее определение не являются слепой охотой за всеми фактами подряд. Должен быть выборочный, тщательный поиск определенных фактов, включающих только необходимую информацию.
8.2.2. Составление списка контрольных вопросов. Этот метод является инструментом, применяемым в области управления, и как средство для стимулирования новых идей.
Составьте для себя стандартный список вопросов, соответствующий специфике вашей управленческой деятельности. Постепенно вырабатывайте у себя привычку каждое новое явление, с которым вам приходится сталкиваться, "проигрывать" посредством этого списка, добиваться ответа на каждый из поставленных вопросов, например:
Для чего еще это может быть использовано? Только ли в том виде, в каком оно находится сейчас или с изменениями, в сочетании с чем-нибудь другим?
Что является противоположностью того, чему это служит? С чем связаны возможности иного применения? На каком принципе это построено?
Чем бы я мог все это заменить, если бы у меня этого не было?
Или же относительно любого действия, субъекта или объекта можно использовать следующие вопросы:
Его происхождение, возникновение или начало.
Причина его возникновения или начала.
Его развитие, история.
Его качества и признаки.
Действия, предметы, связанные с ним и находящиеся в отношении к нему.
Его употребление и применение.
Что он доказывает.
Его результаты и следствия.
Его итог (цель) или будущее.
Ваше общее мнение о нем и причины этого мнения.
Данная система вопросов будет способствовать систематизации, упорядочению, всестороннему анализу рассматриваемого предмета, явления или субъекта, позволит улучшить процесс изучения и наблюдения, будет тренировать память, развивать логику анализа и изложения мыслей. Применение таких списков будет способствовать выработке процесса активного мышления и стимулировать появление новых идей.
8.2.3. Деление объекта изучения на составные части. Учитывайте, что лучше всего этот способ применить для улучшения осязаемых объектов. Его суть состоит в разложении изучаемого объекта на составные части, в аналитическом подходе к анализу его основных качеств, особенностей или свойств каждой части в отдельности.
Рассматриваемый технический прием включает в себя четыре простых и последовательных действия:
выберите какой-либо реальный объект, подлежащий улучшению;
запишите все его основные составные части;
точно опишите характерные признаки каждой части в отдельности: размеры, химический состав, массу, структуру, цвет и т. д;
оцените роль и значение каждого признака для функций данной части.
Первые три положения полностью совместимы с требованием последовательного мышления, когда факты логически вытекают один из другого. И лишь заключительное положение делает возможным появление новых идей, но в этом случае подход к рассматриваемому объекту является строго закономерным. Исследователь сам спрашивает себя о каждом признаке: должен ли он оставаться неизменным с точки зрения выполнения своих функций? Что можно было бы сделать для улучшения его функций?
8.2.4. Как обрести уверенность в себе. Для этого нужно в совершенстве знать свое дело. Необходимо доброжелательно относиться к окружающим, не бояться ответственности, быть трудолюбивым и проявлять желание сотрудничать с другими специалистами. Способствует делу также энтузиазм, уверенность в своей правоте и хороший внешний вид. В случае потери на какое-то время уверенности в своих силах проведите самокритичный анализ ваших действий, подчас это крайне необходимо. Воспитывайте волю, эмоциональную устойчивость, самообладание, пунктуальность, развивайте точность сенсомоторики, выносливость. Следуйте указаниям праксеологов в том, что действующий субъект должен также подготовиться сам, обрести необходимые силы, знания, манипуляционную исправность. В момент, когда нужно произвести импульс для достижения определенной цели, субъект должен быть в полной готовности (по-английски, это звучит весьма лаконично: to be fit). Такого рода внутренняя готовность в случаях, требующих внутренней борьбы, а также в случаях, требующих предварительной ориентации, неизбежно охватывает, кроме перечисленных элементов подготовки, еще принятие виновником решения в соответствующий момент осуществить нужный импульс. Так, солдат должен настроить себя и приготовиться к тому, чтобы по команде подняться с места в атаку, охотник в засаде - к немедленному выстрелу по зверю, спортсмен на старте - к быстрому рывку с места, ассистент хирурга - к тому, чтобы в момент получения команды без промедления давать нужный инструмент.
Мы рассматриваем здесь прежде всего условия обретения исправности. Рекомендации в этом отношении можно, пожалуй, свести к следующему: многократно повторять тренировки данного рода, постепенно их усложнять, в данной фазе подготовленности ставить перед тренирующимися задачи, превышающие возможности достигнутой исправности, однако достижимые при условии приложения'новых усилий. Нужно, наконец, обратить внимание на то, что в ходе тренировок очень.важны перерывы для отдыха, во время которых происходят внутренние процессы подсознательного созревания и закрепления приобретенных неисправностей. Одним словом, как говорится, "учись плавать зимой, а кататься по льду- летом". Постановка перед собой и другими задач, требующих преодоления определенных трудностей, рекомендуется не только потому, что она ведет к постоянному повышению исправности. Это полезно также и потому, что она повышает временную исправность, активизируя действующего субъекта в результате увеличения усилий, повышения сосредоточенности и напряжения внимания.
Стремитесь к полноценному ритму жизни, оптимальному ритму бодрствования и сна. Реально оценивайте особенности питания, накопившееся утомление. Учитывайте, что неблагоприятный фон вызывает проявление отрицательных характерологических особенностей, астенизации, повышение уровня тревоги и ожидания неудачи.
8.2.5. Продуктивность мыслительной деятельности. Каждый день мы используем логику, не отдавая себе в этом отчета. Мы всегда интерпретируем факты и делаем из них заключения. Взгляните на логику как на теорию исследования. Помните, что логика не является способом собирания фактов, а является методом изучения информации и затем разработки соответствующих заключений. С ее помощью мы получаем систему или общую методику, используемую для приобретения надежных знаний или информации.
Попытайтесь выяснить, не противоречива ли имеющаяся информация, не торопитесь делать выводы без тщательной проверки дополнительных фактов, они никогда не будут лишними. Избегайте ложных или нелогичных выводов из полученной информации. Не приходите к решению на основании полуправды и в конечном счете всегда помните о том, что исключение слишком редко подтверждает правило. .Улавливайте полезные для себя мысли. Повышайте свою активность.
Избирательная направленность и сосредоточенность вашей психической деятельности на определенных объектах зависят от внимания, то есть механизма, организующего всю психическую деятельность человека. Задача состоит в том, чтобы из огромного количества разнообразной информации, действующей на руководителя, уметь сознательно и ясно улавливать лишь то, что имеет значение в русле конкретной практической или познавательной деятельности. Умение направлять внимание на определенный объект или действие вырабатывается развитием человека в конкретных социальных условиях в результате целенаправленной длительной его деятельности, его установок, опыта, стремлений и мировоззрений. Отмечая важность внимания в психической деятельности человека, К. Д. Ушинский подчеркивал: "Внимание есть именно та дверь, через которую проходит все, что только входит в душу человека из внешнего мира".
Вырабатывая целенаправленное внимание, его избирательность и сосредоточенность на определенных действиях и поступках подчиненных, их мыслях и переживаниях, руководитель должен исходить из того, что оно теснейшим образом связано с волей. Они органически взаимосвязаны. Внимание как элемент дознания, так же как и воля, возникло и развивалось в процессе труда, общения людей, их общественной деятельности. Философы подчеркивают "Кроме напряжения тех органов, которыми выполняется труд, в течение всего времени труда необходима целесообразная воля, выражающаяся во внимании, и притом необходима тем больше, чем меньше труд увлекает рабочего своим содержанием и способом использования, следовательно, чем меньше рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллектуальных сил.
Наряду с вышеизложенным следует развивать способность накапливать свои знания, сохранять в памяти образы воспринимаемых предметов и явлений, мысли, пережитые эмоции и чувства, правила и приемы, обеспечивающие успех целенаправленной деятельности. Стремитесь к обогащению памяти, необходимость этого обусловлена новыми знаниями и опытом, вашей трудовой, профессиональной деятельностью, функциями работы руководителя. Для этого учитывайте индивидуальные особенности своей памяти, качественные ее параметры, степень запоминания зрительно и на слух; продолжительность сохранения предметного (образного) и словесного материала; уровень развития оперативной (кратковременной) памяти, направляемой на запоминание простых, отдельных каких-то элементов и действий, и долговременной, обеспечивающей более напряженную и сложную умственную и практическую деятельность; степень развития вашего внимания и волевых качеств, а именно: настойчивости, целеустремленности, организованности, аккуратности и т. п. Исходите из того, что "сердце разумного приобретает знание, и ухо мудрых ищет знания".
Применяете ли вы особые, активные действия, необходимые для продуктивной работы памяти, специальные методы работы? А именно, используете ли вы связи между вашим прошлым опытом и тем, который получаете, то есть между новыми и старыми знаниями, а также внутри самой получаемой информации? Если да, то основываются ли они на внешних ассоциациях благодаря лишь их простой смежности или имеют другую, глубинную, сущность, то есть смысловую, осознанную содержательностью отношений? В этом стойкость этих связей и опора вашей памяти. Стремитесь ли вы к логической переработке информации в процессе запоминания, применения ее на практике, побуждения подчиненных к размышлениям относительно какой-то проблемы? Большим ли усилием воли и напряжением сил достигаете вы узнаваемости и воспроизведения при повторном восприятии аналогичного материала или к вам легко приходит своеобразное чувство знакомостй? Достаточно ли эффективно вы применяете полученную информацию и опыт в своей практической работе?
Продуктивность вашей мыслительной деятельности в значительной степени зависит от выявления причинных и следственных связей, логических, математических и иных соотношений, приемов анализа и синтеза, степени обобщения и систематизации при выработке определенных умозаключений. Развивайте и укрепляйте память, активно учитывая факторы и применяя следующие некоторые приемы повышения ее продуктивности.
Стремитесь к комплексному включению органов чувств в процесс восприятия, обогащения их новыми образами, мыслями, переживаниями. Исходите из указаний К. Д. Ушинского: "Чем больше органов наших чувств принимает участие в восприятии какого-нибудь впечатления или группы впечатлений, тем прочнее ложатся эти впечатления в нашу... память". Интереснее и шире побуждайте к восприятию новых знаний и опыта как словесно-логическую, так и образную, двигательную, эмоциональную память.
Постоянно осмысливайте жизненную значимость получаемой информации и знаний для ясного понимания целей и задач своей производственной и общественной деятельности. Вырабатывайте избирательное, дифференцированное отношение к получаемой информации, определяя то, что надо усвоить прочно и надежно, и менее важное, второстепенное. Развивайте мыслительную деятельность как надежную опору запоминания. Для этого рекомендуется использовать процесс мысленного составления плана, то есть стремление к логическому построению структуры и основного содержания информации. Представьте и обозначьте в нем каждую отдельную, логически самостоятельную часть, являющуюся в то же время необходимым элементом целого, в виде отдельного блока. Установите взаимообусловленность частей и степень зависимости их друг от друга. Это мобилизует умственные и мыслительные процессы и позволит направить их на относительно самостоятельные смысловые части как элементы целого. В случае необходимости применяйте и другой подход, следуя от отдельных элементов, обеспечивая их смысловую группировку вокруг определенной цели. Обеспечивайте при этом оптимальную меру исходя из возможностей удержать их в своей памяти.
Шире используйте сравнения и сопоставления, разного рода связи и отношения полученной информации с ранее накопленной в виде знаний и опыта, осознавая их связи и преемственность. Мысленно неоднократно возвращайтесь к ним, воспроизводя их полнее, точнее, глубже, осмысливая и развивая их дальше, выводя новое и полезное. Соблюдайте при этом определенные интервалы, предотвращая и сглаживая действие ретроактивного (противоположного) торможения, уменьшая силу его воздействия при усвоении новых знаний и практического опыта. Наряду с этим учитывайте влияние проактивного торможения (действующего вперед), обусловленного тормозящим влиянием вашей предшествующей деятельности, накопленных знаний и опыта на последующее восприятие знаний, построенных на качественно новой основе. Сглаживайте и уменьшайте силу воздействия двух видов торможения.
Воспитывайте стремление к более полному и точному воспроизведению усвоенного, развивая навыки смыслового восстановления. Развивайте внимание, следуйте правилам культуры умственного труда.
Освобождайте память от всего второстепенного, не перегружайте ее чрезмерно. Шире применяйте различного рода справочники, картотеки, технические средства хранения информации. Стремитесь к разгрузке памяти от вспомогательной информации, тренируя ее в процессе вашей общей деятельности, мышления, волевых и целенаправленных устремлений, обеспечивая возможность управлять ею.
8.2.6. Преодоление личных предубеждений. Нежелательное влияние на познание истины и объективности изучаемого процесса, эффективность восприятия сказанного в определенной степени вызывают личные предубеждения слушателя, что подчас оказывает отрицательное воздействие на его стремление добиться успехов в управлении, умение претворять в жизнь свои идеи. Учитесь преодолевать возникающие личные предубеждения, не злоупотребляйте ими. Слушая говорящего во время деловых бесед, постарайтесь забыть о своей личной неприязни, вызванной внешним видом говорящего или его манерой излагать мысли. Старайтесь сосредоточить свое внимание на содержании его речи. Не позволяйте другим навязывать вам свои мысли и тем самым подавить вашу способность выслушивать окружающих и понимать то, что они говорят. Помните, что ваши убеждения могут помешать вам объективно воспринять то, что вы слышите, а предубеждения - заставить вас отказаться выслушать любого, кто не разделяет ваших убеждений. Учитывайте, что у некоторых людей развито подсознательное чувство оценивать человека с первого взгляда, и, прежде чем он станет говорить, у них уже готово суждение о том, на что он способен и что от него можно ожидать. Подчас это предубеждение высказывается оратору как приговор вне зависимости от того, что он говорит, а лишь на основании того, как он говорит.
8.2.7. Предупреждение поспешных, необдуманных действий. Научитесь не спешить с выводами, внимательно и до конца все выслушивайте и продумывайте. Подождите, пока появятся признаки реальных фактов; дайте время намекам перерасти в утверждения. Прежде чем начнете вносить коррективы в какие-то действия, усложнять комплекс проблем своими идеями, разберитесь со всем этим комплексом и выясните, что же, собственно, вы собираетесь корректировать. Проверить ваше умение не торопиться с выводами поможет критика в ваш адрес. Проявите максимальную выдержку, выслушивая ее. Обращайте внимание на намерения говорящего, а не на его слова. При этом помните, что если во время критики вы будете обращать внимание лишь на одни слова и упускать из виду намерение выступающего, то вам предстоит спор или решение трудной проблемы. Поэтому вы должны научиться превращать любую реплику, всякого рода эпитеты в вопросы, рассматривая их как простое несогласие с говорящим, или воспринимать все критические или личные замечания как призыв к уточнению.
Отвечая на вопросы без раздражения, вы тем самым успокоите и своего оппонента. Наряду с этим разберитесь в мотивах критики, определите ее направленность (помочь, навредить или принизить). "У терпеливого человека много разума, а раздражительный высказывает глупость".
Исходите из умозаключений английского философа Дэвида Юма, занимавшегося исследованиями человеческого разума и результативной человеческой деятельности. В своей второй книге "Трактат о человеческой природе" он пишет, что в панегириках великим людям славят их достоинства, которые позволили им совершить определенные дела, а именно: бережливость, предприимчивость, ловкость, а в другом случае - активность, старательность, чуткость. Это и есть преимущества результативного действия. Философ задумывается, впрочем, над еще более трудными проблемами: какое мышление более эффективно (а он несомненно имеет в виду область, которую мы отнесли бы к умственной работе) - быстрое или медленное, но тщательное.
И еще одна проблема. Известно, что каждый предмет, являющийся произведением человеческих рук, через некоторое время подвергается изменениям. Следовательно, можно задать себе вопрос: когда кресло, в котором мы сидели, перестанет быть креслом, когда одежда, которую мы носим, перестанет быть одеждой? Новая одежда, которую мы носим, понемногу изнашивается, становится лохмотьями. Юм отвечает на это так: до тех пор, пока предмет служит точно определенной цели, пока отдельные части, в зависимости от этой цели, находятся в том же отношении, в каком они были с самого начала, мы имеем дело с тем же предметом, "...такая-то церковь, сооруженная сперва из кирпича, пришла в ветхость и была вновь построена приходом из камня в соответствии с современным архитектурным стилем. В этом случае ни форма, ни материал не остаются тождественными, а между обоими объектами нет ничего общего, кроме их отношения к прихожанам, тем не менее одного этого достаточно, чтобы мы назвали указанные объекты тождественными. Нужно, однако, заметить, что в подобных случаях первый объект некоторым образом уничтожается, прежде чем второй начинает существовать, в силу чего идея различия и множественности совсем не приходит нам на ум, а поэтому мы с меньшими колебаниями признаем эти объекты тождественными".

8.3. ПРАКСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОБОБЩЕНИЯ И ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ ТАДЕУША ПЩОЛОВСКОГО МЕНЕДЖЕРАМ И БИЗНЕСМЕНАМ
наверх
Выдающийся польский исследователь, специалист в области праксеологии, менеджер и бизнесмен, профессор Тадеуш Пщоловский несколько десятилетий занимается изучением проблем человеческой деятельности людей от древности до нашего времени. Сферой его научных интересов являются так называемые вечные вопросы, волнующие лучшие умы человечества на протяжении всей его сознательной истории. Это проблемы человекознания и человековедения, специфические стороны, закономерности, состояния и процессы праксеологических деяний выдающихся мыслителей прошлого, государственных деятелей, писателей, военачальников, организаторов и управленцев, развивающих определенную часть праксеологии - общую теорию борьбы на "поле битвы" человеческой жизни, трактуемой иногда как раздел науки, занимающийся конфликтными ситуациями. Читателю идеи и разработки профессора Тадеуша Пщоловского стали известны благодаря переведенной и изданной в 1993 году книги "Принципы совершенной деятельности. Введение в праксеологию".
Бизнесменам и менеджерам, людям активным, деловым по натуре, желающим строить свою деятельность разумно, с наибольшей отдачей, будет полезно использовать оригинальною и конструктивные идеи исторического наследия, прозорливое осмысление и обобщение которых сделал профессор Тадеуш Пщоловский, предупреждая и предостерегая деловых людей современности от возможных ошибок в их повседневной деятельности. Охватывая и творчески развивая многие стороны праксеологии, он выступает как теоретик и практик, создавая образы, моделируя формы, оперируя живыми примерами, раскрывая стратегическую и тактическую роль праксеологии в оптимизации человеческой деятельности.
Руководствуясь идеей необходимости формирования у менеджеров и бизнесменов результативного поведения, приводим отдельные методы и приемы, собранные Тадеушом Пщоловским по крупицам из праксеологии.
8.3.1. Макиавеллизм - хитрая и коварная результативная деятельность. Наиболее известные основы результативного поведения были сформулированы в Италии. Их автором является Никколо Макиавелли (1469-1527), государственный деятель и писатель, который в нашумевшей книге "Князь" советовал правителю, как следует поступать, "...действия всех людей, и в особенности князей, относительно которых нельзя обратиться к суду, обсуждаются в зависимости от конечного результата. Пусть поэтому князь позаботится только о победе и об удержании государства, средства же к этому всегда будут почитаться достойными, и каждый будет хвалить их..." По его фамилии был создан термин "макиавеллизм", означающий хитрую и коварную деятельность, не принимающую во внимание никаких иных мотивов, кроме результативности. Поэтому ему приписывается авторство девиза "Цель оправдывает средства". Однако надо помнить, что Макиавелли-моралист порицал сформулированные им самим методы действия. Хочешь иметь успех, получить власть и удержать ее - должен действовать таким образом, как он описал; но от тебя зависит, захочешь ли ты, позволит ли тебе это твоя совесть - вот настоящие принципы автора "Князя". Советы Макиавелли являются результатом изучения истории, знания общественных и политических отношений. Следовательно, он занимается результативной деятельностью некоего определенного типа - именно такой, целью которой является завоевание и удержание власти. В рамках нашей классификации эти рекомендации будут относиться главным образом к некоторым видам борьбы. Но у него можно найти также советы и наблюдения, относящиеся к действию вообще. Вот, например, рассуждения на тему того, каким образом разные действия, даже противоположные друг другу, могут приводить к одной и той же цели.
"Можно видеть также, что из двух осторожных один достигает цели, другой нет, и что, равным образом, одинаково благоденствуют достигшие цели разными путями, так как один осторожен, другой же берет напором: все это объясняется только свойствами времени, с которым согласуется или не согласуется их образ действия. Благодаря этому происходит то, о чем я говорил, а именно, что два лица, по-разному действующие, приходят к одному и тому же результату, а из двух лиц, действующих одинаково, один приходит к своей цели, а другой нет". Следовательно, условия могут оказывать очень серьезное влияние на результаты нашей деятельности и потому с ними следует считаться.
О соответствующем использовании условий говорит также следующее замечание Макиавелли: "Кто меньше полагается на судьбу, тот дольше владеет государством. Жизнь и свершения великих деятелей убеждают нас, что они настолько своим успехом обязаны судьбе, насколько судьба придала им способности выполнить задуманные намерения". Следовательно, деятельность, а не ожидание со сложенными руками является наилучшим способом достижения намеченной цели. Однако судьба может нас легко сломать. "Судьба проявляет свое могущество и силу, если мы слишком слабы, чтобы сопротивляться, и там с упорством действует, где не видит плотины или преграды, которые бы ее держали в узде".
У Макиавелли мы находим много мыслей о действии, которое становится результативным благодаря применению соответствующих орудий или приемов. Ведь из истории известно, что "все вооруженные пророки добивались победы; все безоружные испытывали поражение", что хитростью и тщательным взвешиванием всех возможностей можно добиться победы.
8.3.2. Парадоксальный совет Франсуа Рабле. Оставьте своему противнику надежду на спасение. Итак, если уж речь идет о борьбе и различных советах, как одержать победу, стоит задержаться на одном необыкновенно метком высказывании Франсуа Рабле (1494-1553), которое мы найдем в его произведении "Гаргантюа и Пантагрюэль". Гаргантюа во время кровавой войны с королем Пикрохблом всегда помнил, что "согласно истинной военной науке, никогда не следует доводить врага до крайности: если он удручен и изнеможен, то отчаяние придает ему силы и вселяет в него бодрость, ибо отнять у людей растерявшихся и измученных всякую надежду на спасение - значит наделить их спасительнейшим средством. Сколько побед было вырвано побежденными из рук победителей единственно потому, что победители наперекор здравому смыслу стремились к полному и окончательному уничтожению и истреблению врага, не думая о том, что следует хоть кого-нибудь оставить в живых, чтобы было кому явиться вестником их победы!"
8.3.3. Диверсионные действия Монтеня. Противоположные взгляды исповедовал Мишель Монтень (1533-1592), известный французский моралист, автор "Опытов", который примирялся с тем, что следует перебить поголовно весь гарнизон крепости, оказывающей неразумное сопротивление, когда у нее нет никаких шансов на победу. Таким способом будет достигнута цель; какой-то небольшой отряд не станет тормозить и связывать большие силы. Занимаясь вопросами войны и тактики, используемой прославленными военачальниками, Монтень широко занимается теорией борьбы. С глубокой убежденностью он утверждает, что вождь осажденной крепости не должен выходить за стены для переговоров с неприятелем. Так следует поступать потому, что враг может легко отступиться от военных правил и пленить вождя. Вождь же - это ведь голова, очень важный элемент в организме крепости.
Монтень также является автором обшего совета, ведущего к результативному действию, который он называет одним словом - диверсия. Диверсионное действие - это не только старый военный прием, состоящий, например, в нападении на неприятеля с тыла. Аталанта проиграла соревнования с Гиппоменом вследствие применения им диверсии. Диверсию применил Альцибиад, обрезав своему красивому псу уши и хвост и выпустив его в таком виде на улицу. Таким образом, он доставил своим согражданам новую тему для сплетен, одновременно отвлекая их внимание от своих серьезных намерений. Для Монтеня диверсией был также такой метод, применяемый врачами, когда вместо процедуры, имеющей целью излечение заболевшего органа, болезнь переводят на другую, менее важную часть тела.
Монтень отдает себе отчет в том, что обобщение часто бывает обманчивым. Он задумывается над мнением Плутарха (45 - ок. 127) о битве, проведенной Цезарем с Пом-пеем под Фарсалом. Плутарх считал, что победа Цезаря обусловлена стремительностью, с какой он ударил по врагу. "Но если бы поражение потерпел Цезарь,- рассуждает Монтень,- разве нельзя было бы утверждать, что, наоборот, самая мощная и прочная позиция у того, кто неподвижно стоит на месте, сдерживая себя и накопляя силы для решительного удара, с большим преимуществом по сравнению с тем, кто двинул свои войска вперед, вследствие чего они запыхались от быстрого бега? К тому же войско ведь является телом, состоящим из многих различных частей; оно не имеет возможности в этом яростном напоре двигаться с такой точностью, чтобы не нарушить порядка и строя и чтобы самые быстрые из воинов не завязали схватки еще до того, как их товарищи смогут им помочь".
8.3.4. Противостояние господствующему давлению и замечания о части и целом. В те времена борьба была средоточием интересов многих мыслителей. Но среди них были и такие, которые не поддавались давлению господствующего взгляда, что мудрому человеку пристойно только бороться или мыслить, что не стоит заниматься трудом, даже если это были бы только теоретические рассуждения. Один из них - это великий художник, скульптор, мыслитель, творец необыкновенно всесторонний и талантливый, Леонардо да Винчи (1452-1519), живший до Монтеня и занимавшийся и искусством, и техникой, и писательством. В сохранившихся фрагментах его литературных произведений мы находим замечания о действии, несколько из них мы приведем. Вот они:
"Редко падает тот, кто хорошо ступает",
"Легче противодействовать началу, чем концу".
"Жалок тот ученик, который не превосходит своего учителя".
"Кто хватает змею за хвост, того она ужалит".
"Кто подкапывает стену, тому она упадет на спину",
"Нож, случайное оружие, лишает человека ногтей - естественного оружия".
"Сырой разбитый глиняный горшок удастся исправить, обожженый-нет".
"Каждая часть хочет быть в своем целом, в коем лучше себя сохраняет".
Леонардо да Винчи является также автором басни о бритве, которая вследствие частого употребления и затачивания была блестящей и острой. Но когда она взбунтовалась и стала отдыхать - заржавела и затупилась. Из этой притчи следовал вывод, что так же случается и с людьми, которые вместо обучения предаются безделью. А в набросках о строении человеческого тела мы находим меткое наблюдение об автоматических движениях. Человеческое тело Леонардо сравнивает с чиновником, который сначала выполняет поручение начальника, а потом уже действует самостоятельно, но согласно воле хозяина.
8.3.5. Наблюдения о людях и мысли о результативном действии. Французский писатель Франсуа де Ларошфуко (1613-1680) добился бессмертия всего лишь одним произведением. Он написал "Максимы и моральные рассуждения", в которых в короткой и красивой форме заключил свои наблюдения о людях, их слабостях... Мы найдем там также меткие мысли о результативном действии, с которыми уже знакомы. Лучше всего лично обратиться к "Максимам". Ведь они не являются результатом поспешной работы, проявлением торопливых, непродуманных мнений. Ларошфуко писал труд своей жизни в течение пяти лет, а затем в течение пятнадцати его шлифовал.
Вот интересующие нас утверждения знаменитого автора "Максим":
"Мало обладать выдающимися качествами, надо еще уметь ими воспользоваться".
"О достоинствах человека нужно судить не по его хорошим качествам, а по тому, как он ими пользуется".
"Люди и дела имеют свою перспективу. Есть явления, которые надо видеть вблизи, чтобы достойно их оценить, и другие, о которых мы никогда так точно не судим, как тогда, когда находимся вдалеке".
Оценка ситуации - это, по мнению Ларошфуко, очень важное дело. Он дает выражение этому убеждению, утверждая:
"В значительных делах следует не столько стараться создать возможности, сколько воспользоваться той, которая представилась".
Великой верой в возможности человека дышат следующие слова:
"Мало есть дел невозможных в принципе: больше нам не хватает настойчивости, чем средств". Нужно только уметь вести себя соответственно существующей ситуации. А они бывают разные: "Бывают в жизни случаи, при которых, чтобы выпутаться из них, необходимо немножко безумия". А с другой стороны:
"Существуют дела и болезни, которые в определенные периоды ухудшаются от лекарств: вся мудрость в том, чтобы распознать, когда не время их употреблять".
"Лишены прозорливости не те люди, которые не достигают цели, а те, которые проходят мимо нее".
В конце этого краткого обзора мыслей о действии, заключенных в "Максимах", одно очень меткое замечание, которое косвенным образом провозглашает необходимость знания принципом результативного действия:
"Нет таких несчастных случаев, из которых ловкий человек не извлек бы пользы, ни таких счастливых, которые опрометчивый не смог бы обернуть себе во вред".
"Счастье и несчастье людей зависят не меньше от их характера, чем от судьбы".
8.3.6. Праксеологические советы и наблюдения Лещин-ского. К моралистам, которые между этическими рассуждениями вставляли праксеологические советы и наблюдения, принадлежит польский король Станислав Лещинский (1677- 1766), автор изданных по-французски "Произведений благотворящего философа". Трудно судить, насколько его размышления на моральные темы оригинальны, а насколько повторяют мысли модных тогда французских афористов. Мысль, что людям часто нужно приложить больше сил, чтобы не разминуться с целью, чем чтобы ее достичь, напоминает приводившуюся уже максиму Ларошфуко. Однако существуют праксеологические утверждения, которые из уважения к королевскому титулу и из-за польского происхождения автора засчитываются как его собственное достижение. Это можно еще и потому, что вынужденный к отречению король как князь лотарингский оказался хорошим хозяином и мудрым политиком. Вот некоторые из "золотых мыслей" Станислава Лещинского:
"Лучшим способом утешения себя самого из-за собственного невежества является вера в то, что все, чего не знаешь, не нужно".
"Чтобы получить хорошую отдачу от жизни, следовало бы иметь в молодости опыт пожилого возраста, а в старости бодрость молодых лет".
"Среди опасностей, избежать которых нельзя, есть много таких, которые вызваны опрометчивостью, но'еще больше таких, которых можно было бы избежать, если бы мы были хоть чуть-чуть осторожнее".
"Ахиллы не совсем защищены от ран - всегда найдется место, в которое их можно поразить".
"Плохо использовать время - это все равно, что его потерять, ничего не делая. Не делая ничего, мы обычно учимся делать плохо".
8.3.7. Введение в познание человеческого разума. За год до своей смерти Люк де Кляпье Вовенарг (1715-1747) закончил свои основные произведения "Замечания и мысли" и "Введение в познание человеческого разума". Ему был тогда 31 год. Хоть он не принадлежал к тем, кому старательное воспитание и образование позволяют развить способности, хоть большую часть жизни он провел на военной службе, а последние годы, мучимый неизлечимой болезнью, ожидал смерти, он великолепно знал жизнь и людей. Его друг Вольтер утверждал; что Вовенарг был необычным человеком и опередил свою эпоху. О том, что автор "Замечаний и мыслей" как мыслитель, черпающий свою мудрость не из произведений других, а из собственной практики и размышлений, мог немало сказать и о результативности действий, пусть свидетельствуют следующие его максимы:
"Большие люди имеют большие притязания, но маленькие планы".
"Смелые замыслы проваливаются благодаря беспокойству при исполнении".
"Мудрость планов состоит в упреждении трудностей исполнения".
"Наиболее полезны те советы, которые легко выполнять".
"Самыми надежными опекунами для нас являются наши собственные достоинства".
"Если вся наша предусмотрительность не сможет нашу жизнь сделать счастливой, то что уж говорить о легкомысленной небрежности".
"Тот, кто свою расточительность сумел употребить на добро, обладает большой и благородной бережливостью".
"Неправда, что богач тот, кто богатствами пользоваться не умеет"..
"Вероятно, при высоком положении большая польза уметь и хотеть пользоваться услугами людей, с делом знакомых, чем быть таким самому".
"Человек, одаренный одной только ловкостью, руководящего места никогда не займет".
"Прежде чем ты допустишь штурм злоупотреблений, исследуй, удастся ли уничтожить их основы".
Приведенные максимы не составляют вовсе всех высказываний Вовенарга, относящихся к эффективности действий. Каждый найдет в "Замечаниях и мыслях" много интересных наблюдений - глубоких и мудрых. Короткое же представление французского мыслителя и писател'я-моралиста закончим следующим предостережением, которое направлено людям, считающим, что верная оценка чьей-то деятельности свидетельствует о практической квалификации оценивающего: "При строительстве величественного храма,- читаем мы в посмертных письмах, не переведенных до сих пор на польский язык,- были заняты поочередно многие известные архитекторы. Каждый из них работал в соответствии с собственными художественными взглядами и умением, не обращая серьезного внимания на весь проект целиком и на то, что до него сделали другие. Молодой человек, осматривая это драгоценное строение, меньше был поражен несимметричной красавицей, а больше ошибками и недостатками. Считал он, следовательно, что намного более способен, чем эти все известные мастера, и чувствовал в себе силы взяться за строительство часовни именно в этом храме. Но в ходе работы он совершил ошибки намного большие, чем те, которые он так хорошо заметил, и ничего прекрасного не смог решиться создать ".
8.3.8. Методы ведения атак и уклонения от ударов.
Несколько мыслей о результативном действии мы найдем у Н. Шамфора (1741-1790), знаменитого когда-то французского писателя и драматурга, сегодня известного лишь только из-за своих "Максим и мыслей" и "Характеров и анекдотов".
В одном из анекдотов он рассказывает, например, о маршале Франции Анри де ла Тур д'Овернь Тюренн (1611-1675), который, видя, что ребенок проходит слишком близко от коня, сказал: "Мое дитя, не проходи никогда слишком близко от конского зада, а соблюдай всегда соответствующую дистанцию, чтобы конь не смог тебя поранить. Ручаюсь, что в сумме за всю свою жизнь ты не прибавишь себе больше, чем полмили пути; и помни, что это сказал тебе Тюренн".
Приведенный выше анекдот приобретает специфический смысл, если мы вспомним, что Шамфор, как проницательный наблюдатель жизни, особенно хорошо знал дворовые обычаи, интриги и беспощадность, самомнение и тупость аристократии. В борьбе за милость влиятельных особ нужно было хорошо знать методы ведения атаки и уклонения от ударов, и желательно в не слишком пожилом возрасте. Потому что, как замечает Шамфор: "Одним из больших несчастий человека является то, что его достоинства часто даже ему самому не нужны и что искусство пользования и управления ими часто бывает только запоздалым плодом опыта".
Среди анекдотов об исторических фигурах мы найдем приведенное автором высказывание о Фридрихе Великом (1712-1786), который говаривал, что человек на протяжении своей жизни не сделал даже половины того, что мог бы сделать.
А вот применявшаяся им военная хитрость: "Прусский король часто приказывал создавать карты данной окрестности. Карта показывала, например, непроходимые болота, которых вовсе не было, и которые враги считали фактом, веря фальшивой карте".
Следует заметить, что Фридрих Великий был автором книги, в которой он выступал против взглядов Макиавелли. У нее даже было название "Анти-Макиавелли". На практике, однако, король строго выполнял все указания создателя теории успеха. Шамфор в связи с этим цитирует высказывание Вольтера о Фридрихе: "Он плюет в миску, чтобы отвратить других".
8.3.9. План поведения как противодействие агрессивному насилию и коварству. Мы посмотрим другими глазами на высказывание Вольтера, если узнаем, что в действительности Фридрих II Великий, представитель просвещенного абсолютизма, агрессивного насилия и коварства, написал "Опровержение доводов "Князя" Макиавелли", но эту книгу издал именно Вольтер под измененным названием "Анти-Макиавелли", не сообщая при этом фамилии автора. Однако Европа прекрасно ориентировалась, кто так резко выступал против теоретика эффективного правления.
Мы приведем несколько фрагментов из "Анти-Макиавелли" , доказывающих, что прусский король Фридрих Великий был увлечен этой проблематикой до такой степени, что считал своей обязанностью оправдаться, почему он заглядывает за грязные кулисы, власти.
"Мир является как бы партией игры, где есть как порядочные игроки, так и мошенники. Так вот, князь, который должен принять участие в этой партии, не желая пасть жертвой мошенничества, должен знать способ обмана не для того, чтобы самому на практике применять это знание, а затем, чтобы не дать себя обмануть". "Мудро зло меньшее предпочесть большему, так же как выбрать самый верный способ, исключая сомнительный. Лучше, следовательно, чтобы князь предпринял агрессивную войну, когда еще от него зависит выбор между оливковой ветвью и ветвью лавра, чем ожидать безнадежного момента, когда объявление войны сможет лишь незначительно отодвинуть от него момент пленения и падения. Это верный принцип, что лучше упредить, чем быть упрежденным; великие люди всегда умели хорошо устроиться с этой точки зрения, напрягая всё свои силы, прежде чем неприятель успеет приготовить средства для связывания им рук и лишения власти".
В "Анти-Макиавелли" Фридрих II предстает как большой сторонник планирования, советуя: "Все разумные люди, а прежде всего те, которых Провидение предназначило для правления другими, должны составить себе план поведения, так добротно основанный на умозаключении и такой точный, как геометрическое доказательство. Скрупулезное следование такой системе будет средством, которое позволяет действовать всегда результативно и не отдаляясь от своей цели. Таким образом можно будет все обстоятельства и все события склонить к своим планам; все сложится для выполнения предпринятых намерений".
Праксеологические мысли мы находим также в письмах, высказываниях, поручениях и приказах этого короля, который доказал, что знал основы результативного действия не только в теории, но и на практике. Например, в записке генералу Дону он выражает свою праксеологическую точку зрения, предупреждая его, что о руководстве он будет судить не по хорошим или плохим эффектам, а на основании рациональности приказов, изданных в решающий момент. Если обстоятельства могут решительно повлиять на результат наших действий, следует, по мере возможности, принимать во внимание благоприятные условия. "Пусть не будет примером,- пишет Фридрих II,- рулевой, который больше смотрит на направление ветра, чем на показания компаса".
Несмотря на внешне либеральное отношение к начинаниям, дающее подданным прусского короля свободу действия, он, однако, следовал определенным непоколебимым тактическим принципам. Так, например, его кавалерия не имела выбора, она должна была всегда атаковать первой. Несчастье тому командиру конницы, который был ,бы атакован неприятелем. Такой офицер мог бы обоснованно больше опасаться гнева своего монарха, чем результата вражеской атаки.
8.3.10. Подготовка, исполнение и контроль действия. К теоретикам борьбы, у которых мы находим ряд праксеологических мыслей, принадлежит поклонник военных талантов Фридриха генерал Карл фон Клаузевиц (1780-1831). Он принимал участие в кампании против Наполеона, служа в российской и прусской армиях, был преподавателем стратегии и тактики во Всеобщем военном училище (академии) в Берлине. Его труд "О войне" относится к классическим работам из области ведения военных действий. Известна его точка зрения о том, что война служит продолжением политических отношений, является политикой, ведущейся другими средствами.
Клаузевиц широко трактовал борьбу. Он не считал, что это какой-то специфический вид человеческих действий, видел подобие военных действий играм, торговой конкуренции - даже полагал, что политика напоминает торговлю в большом масштабе. Он был убежден, что оборона - сильнейшая форма ведения войны, так как всегда труднее завоевывать позицию, чем удерживать ее в собственном обладании.
Мы не будем здесь представлять стратегические и тактические концепции Клаузевица, а коротко вспомним о его праксиологическом подходе к рассматриваемым проблемам. Так, известно, что человеческие действия, чтобы быть верными, должны содержать подготовительную часть, исполнение и контроль. Именно этому последнему этапу Клаузевиц уделяет особое внимание из-за связи с теорией: "Критическое рассмотрение, а именно оценка средств, приводит к вопросу о том, каковы были результаты примененных средств и отвечали ли они намерениям действовавших лиц. Своеобразность воздействия данных средств приводит к исследованию их природы, т. е. снова в область теории".
Если кто-нибудь хочет исследовать какой-то объект, но не имеет для этого достаточно времени, он может воспользоваться теорией того, кто посвятил углубленному изучению объекта много лет. Клаузевиц сравнивает теорию с мудрым воспитателем, который руководит самовоспитанием, облегчает ученику получение соответствующего уровня мышления, а не водит его на поводке.
"Если из раздумья над теорией сами собой сложатся принципы и правила, если истина сама собой отольется в их кристаллическую форму, то теория не должна противиться этому естественному закону ума; наоборот, там, где свод завершается таким замком, она его еще более выдвинет на первый план, но сделает она это лишь для того, чтобы удовлетворить философский закон мышления и отчетливо указать на тот пункт, к которому устремлены все линии, а не для того, чтобы построить алгебраическую формулу для пользования на поле сражения; ведь эти принципы и правила также должны скорее определять главные линии внутренней, самостоятельной работы мыслящего ума, чем представлять при выполнении задачи вехи, точно указывающие путь".
Заметим, что все, что Клаузевиц пишет об этой теории, помогающей руководителю, относится к праксеологии. И это теория, которая не намерена водить человека на поводке приказов и запретов, не ограничивает запретительными столбиками его линию поведения. Но на "поле битвы", каким является человеческая жизнь, она позволяет спланировать для себя результативные действия.
8.3.11. Замечания об отдаче действия. Более абстрактно подошел к борьбе шахматный гроссмейстер Эмануэль Ласкер (1868-1941). Он также отдавал себе отчет в разнородности действий, относящихся к одному семейству, но рассматривал их с точки зрения игрока в шахматы. Следует признать, что как шахматист он не имел в свое время равных себе - в течение четверти века он не позволил отобрать у себя титул чемпиона мира (с 1894 г. до 1921 г.). Плодом размышлений Ласкера над шахматной доской были две книги по теории борьбы, которую он назвал махологией (от греческого mache - борьба и logia - наука). Трудности, которые доставляет чтение этих научных трудов, вытекают из витиеватой и странной терминологии: например, stratoi - это борющиеся подразделения, macheides - мастера борьбы; дей- . ствие, поглощающее много сил, называется амахическим, экономическое действие же - эвмахическим и т. д. Если, однако, мы пробьемся сквозь терминологию, окажется, что Ласкер неоднократно провозглашает очевидные истины, опирается самым явным образом на наблюдения, преимущественно ограниченные игрой в шахматы, и при этом убеждает, что он принимает во внимание все правила борьбы. Те же положения, которые мы не находим среди его формулировок, можно из них вывести. Присмотримся к его выводам, которые, несомненно, относятся к частной, а не общей праксеологии, так как основным положением махологии является отдача не всех действий, а только борьбы, и то не любой, а ведущейся по определенным правилам.
"Если к малой силе приближается большая, то меньшая сила продвигается в направлении наименьшего натиска. Временами малая сила может атаковать большую, но тогда она должна ударить в центральное звено. В случае, когда противники обладают равными силами, при том, что у одного силы сосредоточены, а у другого рассеяны на определенном пространстве, эффективная тактика располагающего рассеянными силами состоит в рассеянии сил противника. Удар в центральное звено рекомендуется тогда, когда у противников равные силы, но в неодинаковой степени рассеянные; узловое звено атакует сторона, располагающая более сосредоточенными силами. В борьбе сил, равных с любой точки зрения, каждой атаке соответствует адекватная защита. Атака тем полезнее, чем большим перевесом обладает атакующая сторона. Перевес может быть не только количественным; в случае равного количества stratoi, перевес иногда может дать даже неизмеряемое их качество. Слабейшая сторона может быть вынуждена к побегу, но только тогда, когда у нее будет, куда убегать. Очень трудным противником является некто, стоящий на позиции осужденного на казнь, то есть кто-то, у кого нет возможности побега и никакого другого выхода из ситуации".
Мы можем припомнить, что подобный тезис провозглашал Рабле, вкладывая его в уста Гаргантюа. А что делать противнику, не имеющему шанса выиграть? Он тоже должен атаковать,- утверждает Ласкер,- если же ему не хватит сил, то по меньшей мере надо упорно обороняться, рассчитывая на какие-то непредвиденные, но благоприятные для него обстоятельства, которые могут возникнуть в будущем. Отказываясь от борьбы, мы перечеркиваем это правдоподобие, которое, хотя и малое, но всегда ведь существует. В случае, когда борьбу между собой ведут macheides, любой их ход принадлежит к определенной тактической системе. Если условия и силы равны, исход борьбы macheides непредсказуем. Ошибочный ход состоит не в том, что в данный момент уменьшает силы, а в том, что в результате ведет к поражению. Поэтому macheides так сильно предопределены ходы, и они считают, что чем больше мастерство, тем меньше свобода.
Демонстрацию избранных мыслей Ласкера завершим его афоризмами:
"Бизнесмен, который ожидает, что дело принесет ему немедленный выигрыш, когда он умножит вложенные деньги, напоминает агониста, рассчитывающего на слишком большие результаты атаки, на слабые стороны противника".
"Человеческая природа отличается рациональностью и неистовством; однако кажется, что центры неистовства в мозгу человека лучше развиты, чем центры рациональности".
Ласкер был, несомненно, одним из предшественников позднейшей теории игр, раздела математики, занимающегося областью действий, называемой праксеологами борьбой, а теоретиками игры - конфликтными ситуациями. Основной труд "Теория игр и экономическое поведение", написанный Джоном фон Нейманном (1903-1957) вместе с О. Моргенштерном, появился тогда, когда выкристаллизовался взгляд, что близкими родственниками являются, казалось бы, такие далекие друг от друга действия, как война, игра в шахматы и в карты, торговая конкуренция и т. п. На Ласкере мы закончим обзор мыслей, связанных с интересующей нас темой. Как подобные элементы были использованы Тадеушем Котарбинским в созданной им системе праксеологии, читатель узнает в дальнейших разделах. Пока же пусть он поверит автору на слово, что эти высказывания, производящие на первый взгляд впечатление чего-то хаотического, окажутся позже полезным конструкционным материалом.
8.3.12. Борьба по определенным правилам на "поле битвы" человеческой жизни. Собирая всякого рода материалы, касающиеся результативного действия, мы не должны забывать об истории, которую мы называем учебником жизни. Примеры, приводимые этим учебником, в большинстве с какой-либо стороны .необычны. Древние летописцы записывали, прежде всего, как проходили войны, как боролись герои, а позже люди ставили себе в пример их действия. Но мы находим и другие, записи в истории, на основе которых мы можем сориентироваться, к каким целям стремилась изобретательная мысль, как великие люди достигали намеченных целей и т. д.
В нашей истории эффективных действий мы не будем, однако, слишком скрупулезны. Мы не будем также стараться исчерпать всю громадную тему. Ведь речь идет, прежде всего, больше о самом способе, условиях, в которых якобы проходили результативные деяния, чем о достоверности исторических фигур, о которых пишут историки. Праксео-логические наблюдения мы находим рассеянными на страницах повестей, в стихах, эпиграммах... Отец польской литературы Николай Рей (1505-1569) обнаруживает явный праксеологический задор, советуя в "Апофтегматах":
Когда тебе нужно что-то делать, долго раздумывай.
Быстро разбирайся, предвидь финал всего.
Кто не раздумывает, что из чего должно получиться, никогда ничего не начнет основательно.
Особенно много праксеологических советов можно "выловить" в произведениях прежних моралистов. Их там много среди рекомендаций и предостережений моральной природы. Попросту тогда еще не различали явно этих проблем и рассматривали этику в связи с теорией хорошей работы.
Результативностью действий интересовались политики - коронованные особы: вожди милостью божьей, теоретики умелого правления, размышляющие для своих государей, а часто и прямо за них. Особый интерес возбуждало военное ремесло, так как многим влиятельным лицам казалось, что более быстрым обеспечением соответствующих условий труда, способов обогащения, добычи положения является война. Отсюда много тактических, стратегических рассуждений, замыслов, уловок - не только у людей, профессионально занятых военной службой, но также у людей пера, искусства.
Сознание отличия этической проблематики от праксеологической появляется относительно поздно, из-за чего замечания об отдаче действия являются благодарной темой для моралистов, афористов, писателей. И если философы занимались проблематикой в общем, несмотря на то, что это были в основном побочные рассуждения по отношению к их основным интересам, то у моралистов мы часто встречаем много ценных практических мыслей в виде коротких, разрозненных утверждений, советов, анекдотов, притч и т. п.
Особую группу составляют политики, стратеги, вожди, которые развивают определенную особую часть праксеологии- общую теорию борьбы. Возможность трактовки военных действий, дипломатических мероприятий, внутренней и внешней политики, торговой конкуренции, конфликтных игр как одного семейства действий, к которым можно применить одну и ту же теорию, доказывал Клаузевиц.
Подобные взгляды исповедовал Э. Ласкер, создатель ма-хологии, подходящий к проблемам результативной борьбы со стороны игры в шахматы. Продолжением этой линии исследований была теория игр, которую основал Дж. фон Нейманн, трактуемая уже как раздел математики, занимающийся конфликтными ситуациями, что особенно важно учитывать в .поведенческой деятельности бизнесменов и менеджеров.

<< Глава 7
Глава 9 >>

Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Практический менеджмент " / Н.Я. Сацков