Библиотека Воеводина _ "Очерки общей экономической теории. Рационалистический подход" / А. В. Орлов - электронная книга Основы экономической теории - предмет метод направление школа производство хозяйство деятельность система капитализм рынок продукт собственность предпринимательство товар деньги ценность труд инфляция спрос предложение государство налоги бюджет капитал прибыль прогресс оплата ссуда торговля кредит банк рента аренда финансы фискальный инвестиции

Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Очерки общей экономической теории. Рационалистический подход" / А. В. Орлов _ Оглавление




Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления


Орлов А. В.

Очерк третий "Рационалистический подход к раскрытию природы стоимости и ценности".

Развитие экономической науки напрямую связано с поиском ответа на вопрос о природе стоимости, ценности и источнике прибыли, в совокупности представляющих собой органичное единство. Меркантилисты считали торговлю источником дополнительных денег и богатства; физиократы отождествляли получение чистого дохода с действием сил природы в сельском хозяйстве; основоположники классической школы делали акцент на роли производительной силы труда как основного источника стоимости; сторонники трех факторов производства предлагали при определении цены учитывать производительность земли, вклад капитала и затраты работника; авторы теории предельной полезности размер цены при совпадении спроса с предложением объясняли субъективно-психологической оценкой потребителем полезности блага в настоящем по сравнению с будущими доходами, что и определяло его большую ценность. Различные подходы по определению стоимости, ценности и прибыли, исходя из конкретных социально-исторических условий и субъективных предпочтений отдельных авторов, отражали особенности этих понятий. Некоторые представления содержали целые пласты, другие - крупицы истины, но в целом наличие прямо противоположных и взаимоисключающих мнений по данной проблематике объяснялось просто - оставалась не выясненной основа стоимости - ее субстанция, что, собственно, и не могло приостановить поиск.

В целом необходимо признать, что в содержании различных "продвинутых концепций стоимости" было мало ценного по существу. Теории стоимости (ценности) и их модификации не раскрывали ее источника, а следовательно, и причину превышения цены над издержками производства. Но постепенно подготавливалась почва для выяснения природы этих понятий, от познания которых зависит надежность и прочность экономической системы в целом, именно поэтому раскрытие их содержания имеет не только теоретический интерес, но и, прежде всего, огромную практическую значимость. Речь идет о монистическом подходе в решении проблемы стоимости. К познанию природы стоимости (ценности) ученые различных школ и направлений подходили с разных сторон, постепенно приближаясь к выяснению ее субстанции. При этом название "стоимость - ценность" сохранялось, а содержание изменялось и обогащалось, но часто данные понятия отождествлялись, поскольку допускалось их произвольное толкование.

Напомним что wert (нем.) и value (англ.) переводятся одновременно и как стоимость и как ценность. Аналогично и в русском языке. В "Словаре русского языка" читаем: "стоимость - выраженная в деньгах ценность чего-либо или величина затрат на что-либо" [1, с. 269]; "ценность - выраженная в деньгах стоимость чего-либо" [1, с. 640]. Из этих определений следует, что стоимость и ценность - однопорядковые по содержанию понятия, но в экономике они имеют различный смысл. Иными словами, имеет место значительное разнообразие воззрений на одно и то же понятие. В частности, Й.Шумпетер отмечал, что "терминология Маркса отличается от терминологии других экономистов, например слово value (ценность) у Маркса и Дж.С. Милля имеет разное значение" [2, с. 506]. Активно доказывал необходимость использовать понятие "ценность" вместо "стоимость" П.Б.Струве. С этой целью он предпринял перевод 1-го тома "Капитала" под своей редакцией, которое выдержало три издания [3, с. XXVI-XXVIII]. Неопределенность, связанная с использованием данных понятий, продолжает существовать в экономической науке по сей день. В.Г.Шемятенков в книге "Теории капитала" предлагает придерживаться следующей посылки: "...в отношении вульгарных буржуазных теорий предпочтителен термин "ценность" в отличие от подлинно научного понятия стоимости" [4, с. 40]. Несмотря на эту посылку, часть российских ученых отказалась от использования понятия "стоимость" в пользу ценности, зачастую не проводя между ними различия.

Сложность, присущая терминам "стоимость - ценность", обусловлена тем обстоятельством, что данные понятия одновременно выступают в нескольких ипостасях. Так, стоимость выражает определенное количество материальных затрат, с учетом величины которых осуществляется эквивалентный обмен (бартер) потребительских ценностей. При реализации произведенного продукта за деньги этот продукт должен получить общественное признание, и здесь он выступает в качестве меновой ценности и принимает форму товара. Особенность меновой ценности состоит в том, что денежная величина товара - цена, как правило, превышает совокупную величину денежных затрат, а полученный излишек в виде избыточной стоимости подлежит объяснению.

Будем под стоимостью понимать материальную субстанцию - важнейший элемент цены в виде величины затрат для производства блага, под ценностью - личностное (субъективно-психологическое) отношение к полезности блага, на основе которого формируется представление о необходимости его приобретения. Придерживаемся следующей посылки: носителем стоимости является благо, содержащее полезность - качественный признак блага - и потому представляющее для потребителя конкретную ценность. Признак блага, как его качественная характеристика, не может выступать субстанцией стоимости вследствие своей многосвойственности. Полезность - столь сложное и субъективное понятие, что далеко выходит за рамки экономического анализа. В данном значении стоимость получает материальное воплощение в благе, полезность есть его особый, специфический признак, представляющий собой ценность для определенного потребителя. Но оценка полезности, как это ни покажется странным, выражает не столько субъективно-психологический аспект, сколько объективный факт, поскольку характеризует выгоду потребителя от приобретения блага. Стоимость не тождественна ценности, но оба понятия дополняют друг друга; когда различия между ними не проводится, то тем самым вносится неопределенность в экономический анализ. Стоимость и ценность есть две стороны одной медали - цены, которая представляет собой явление в целом, выражая одновременно интересы и производителя и потребителя блага. Таким образом, в товаре заключена не только стоимость, которая соответствует издержкам производства, но и ценность, что характеризуется определенной полезностью в употреблении.

Проведение разграничения между стоимостью и ценностью потребовалось для выяснения причины, ведущей к возникновению Дополнительной стоимости сверх произведенных затрат. Без понимания природы стоимостного избытка экономический анализ остается незавершенным и неполноценным.

Принято считать, что явление ценности как отражение полезности, положенное в основу теории предельной полезности в качестве субъективно-психологической причины, выражает индивидуальные оценки потребителя, которые суммируются и объективируются в рыночные цены. Но, исходя из практики, можно утверждать, что сложившееся представление отражает не сущность, а видимость явления. В действительности покупатель переплачивает за товар выше его издержек производства не по причине своей субъективно-психологической ущербности или экономического недомыслия (при обмене товара на товар переплаты нет), а по вполне меркантильной причине - получить материальную выгоду от приобретения и использования данного блага. Так обстоит дело в общем случае при рассмотрении купли-продажи в сфере материального производства, исключения же могут быть самые различные, но на их основе нельзя построить теорию, хотя с помощью теории их можно объяснить. Именно поэтому за основу оценки ценности-полезности принята не субъективно-психологическая причина, а объективное начало - определенная выгода покупателя. Здесь имеет место реальная, а не формальная связь между различными теориями стоимости (ценности) - получение равноценного эффекта как от произведенного, так и от приобретенного блага, то есть дело заключается не просто в законе убывающей полезности по мере насыщения некого субъекта конкретным продуктом, а в получении вполне определенной материальной выгоды от данного приобретения.

Безусловный приоритет в обосновании материальной природы стоимости принадлежал создателям классической школы в политической экономии. Но труд наемного работника, принятый этой теорией за основу стоимости, изначально вызывал справедливые нарекания оппонентов из-за несоответствия исходного положения трудовой теории стоимости практике хозяйствования. Такое отношение вполне объяснимо: многообразие факторов и причин, влияющих на цену, не могло быть сведено только к труду работника. Проблема возникла из-за широты понятия труда как процесса между человеком и природой. Под это определение подпадает практически вся деятельность людей и все задействованные факторы. Труд можно рассматривать как целесообразную деятельность человека, как куплю-продажу, как форму существования рабочей силы, как расход энергии и т.д. Среди категорий труда выделяют функции, содержание и характер труда. Труд - понятие всеобъемлющее и многоаспектное, именно поэтому ему присущ элемент неопределенности, поскольку в данном случае невозможно рассматривать труд ни с качественной стороны, ни с количественной, хотя попытки такого рода предпринимались. Достаточно указать на предложения о сведении сложного труда к простому (редукция труда), на материализацию рабочего времени в стоимости продукта. Использование слова "труд" не решало, а затрудняло проведение экономического анализа. От частого употребления оно стало малосодержательным и в каждом конкретном случае требует специального обоснования и пояснения.

Проблему неопределенности не решало и предложение Маркса о введении понятия абстрактного труда в качестве самостоятельной экономической категории как субстанции стоимости. Абстрактный труд- не физический, а мысленный факт, следовательно, он не выражает объективную реальность. Такой труд, как и рабочее время, не воспроизводится в процессе производства, и тем самым вопрос о роли абстрактного труда как создателя стоимости можно не рассматривать. Марксову же посылку об использовании абстрактного труда в качестве источника стоимости, отстаивающую монистический подход в решении данной проблемы, можно принять за ступень в развитии традиционного взгляда классической школы политической экономии. Представление о труде как источнике стоимости давно исчерпало себя из-за явного несоответствия теоретических положений реалиям хозяйственной жизни и выступило тормозом на пути развития экономической науки. Рассмотрим причины сомнений в признании труда источником стоимости. Таких причин накопилось более чем достаточно, остановимся на некоторых из них, с тем чтобы представить иной подход к раскрытию природы стоимости.

Основоположники классической школы А.Смит и Д. Рикардо, отдавая явное предпочтение труду в качестве источника стоимости, не отрицали того факта, что он является не единственным мерилом стоимости. Наряду с трудом, как расходованием физических и умственных усилий, полагали они, необходимо учитывать и принимать во внимание целый ряд других причин и обстоятельств. Концепция абстрактного труда в качестве единственного источника стоимости и прибыли утверждалась Марксом, который абсолютизировал роль труда в процессе образования стоимости и вовсе исключил из рассмотрения важнейший фактор производственного процесса- материально-энергетический потенциал природы. Конечно, никто не отрицает значение производительности земли и окружающей природы, но весь вопрос в том, как учесть их роль в качестве обязательных факторов воспроизводственного процесса. Речь не идет и о том, чтобы опровергать утверждение типа "природа сама по себе без приложения труда экономически безрезультативна". Справедливость подобных суждений не вызывает сомнений вследствие своей бесспорности, но здесь речь идет о выяснении материальных причин, обеспечивающих жизнедеятельность человека и условия функционирования средств труда как естественных факторов производственного процесса.

Согласно утверждению Маркса в стоимость не входит ни одного атома вещества природы [5, с. 56]. Но если стоимость есть абстракция, то она не может быть овеществлена, то есть из ничего превратиться в нечто материальное. Если стоимость не содержит ни грана вещества, то она не может измеряться в деньгах, поэтому известное выражение "цена есть денежное выражение стоимости" алогично, поскольку цена - это деньги, за которыми стоит нечто существенное и осязаемое, а не абстрактное. Кроме того, если абстрактный труд представляет собой общественное отношение между собственником средств производства и наемным работником, то стоимость должна исчезнуть при переходе к ассоциированному и свободному труду, В этом случае экономическая конструкция, выстроенная на основе абстрактного труда, разрушается. Далее, если следовать тезису Маркса, что капитал есть самовозрастающая стоимость [5, с. 165], то обращение к эксплуатации труда оказывается излишним.

Маркс постулировал, что эксплуатация наемного работника за счет абсолютного и относительного удлинения рабочего дня обусловливает создание прибавочного продукта и его безвозмездное присвоение собственником средств производства. Следовательно, между "последним часом Сениора" и неоплаченной частью рабочего дня, согласно теории эксплуатации Маркса, принципиальной разницы нет. Деление рабочего дня на оплаченную и неоплаченную части, как и утверждение Сениора о последнем часе, создающем доход капиталиста, не выдерживает критики. Факт существования эксплуатации подтверждается всей историей хозяйственной деятельности, когда подневольный труд раба или принудительный труд крепостного присваивался господином безэквивалентно. Эксплуатация может иметь место и при наемном труде, правда, в категоричной форме этого утверждать нельзя, так как за свой труд свободный человек получает по договору зарплату. Другой вопрос, что наемному работнику можно как недоплачивать, так и переплачивать за его труд, поскольку это изменит пропорцию в распределении вновь созданной стоимости, но оставит без ответа вопрос о природе ее возникновения, так как величина созданной стоимости от способа ее распределения не изменится. Степень эксплуатации наемного работника - это вопрос распределения созданного продукта. Он выражает социально-этический аспект проблемы, имеющий лишь опосредственную связь с процессом создания благ. Создание стоимости - первично, распределение результата - вторично. В теории эксплуатации Маркса имеет место подмена причины следствием: распределение выручки между задействованными факторами и субъектами производства есть следствие процесса создания стоимости и оно не способно раскрыть природу образования новой стоимости. Именно поэтому нельзя согласиться с утверждением классической школы, что прибавочный продукт создается в неоплачиваемое время, а прибыль есть вычет из заработка работника. Такое представление сложилось из недостоверной посылки - о возникновении и присвоении прибавочного продукта в результате систематической недоплаты наемному работнику за его труд (обмана и мошенничества) - недостойное основание для создания научной теории. Подобная идея неконструктивна в принципе, но самое поразительное (очевидное-невероятное) заключалось в том, что лозунг о законности "экспроприации экспроприаторов" был взят на вооружение не только основной массой обездоленных и неимущих, но и значительной частью интеллигенции. Призыв к физическому устранению класса собственников капитала, который сформировался в результате естественного исторического развития при переходе от феодализма к капитализму, на практике означал только смену декорации. В результате общество вернулось на предшествующую ступень в своем социально-политическом развитии, а эффективный хозяин капитала был вынужден уступить место анонимному администратору.

Практика хозяйственной деятельности подтверждает, что создание материальных ценностей все меньше и меньше зависит от непосредственного труда рабочего и все больше и больше от использования техники. Становится очевидным, что без учета этого факта попытки разрешить проблему по выяснению природы стоимости окажутся тщетны. С экономической точки зрения между работой человека и функционированием орудий труда принципиальной разницы не существует: и те, и другие расходуют энергию за счет потребления энергосодержащих продуктов, которые потребляются и уничтожаются. Различие между трудом человека и работой машины не означает, что их нельзя сопоставлять и сравнивать с точки зрения экономической эффективности. Возникает вопрос: почему возобладало мнение, что только труд человека создает стоимость, а работа машин и животных, которые точно так же потребляют энергосодержащие продукты, не создают ее? На каком основании работе человека было отдано явное предпочтение перед работой живых и неодушевленных орудий труда? Ясно, что при решении этого вопроса принимать во внимание только "чисто этическое содержание", или положительное страдание человека, в отличие от безразличия к работе лошади, как считал М.И. Туган-Барановский, совершенно неубедительно и неправомерно [6, с. 76- 81]. Здесь имеет место подмена рационально-экономического подхода неким иррационально-этическим принципом. Ответ связан с гипертрофированным представлением классической школы о первооснове труда как субстанции стоимости. Опыт натурального хозяйства с преобладанием ручного труда подтверждал правомерность подобного взгляда и для своего времени являлся естественным шагом на пути к раскрытию понятия стоимости. С развитием производительных сил и накоплением критической массы научных знаний выяснение субстанции стоимости вышло на новый уровень. Но до тех пор, пока анализ велся в терминах "труд" и "рабочее время", выяснить природу стоимости не представлялось возможным, несмотря на титанические усилия ученых. Труд человека, или рабочая сила, является фактором производственного процесса, но не источником стоимости.

По поводу влияния машин на процесс создания стоимости И.М. Кулишер писал: "...два экономиста - Сэ во Франции и Лодердаль в Англии почти одновременно (в 1803 и 1804 гг.) выставили то положение, что машина представляет собою самостоятельный фактор, который обладает такою же производительной силой, как труд" [7, с. 151]. Правда, следует отметить, что источник этой производительной силы остался невыясненным.

При принятии труда за основу стоимости экономическая система строится на основе эквивалентного (возмездного) обмена между производителями и потребителями благ- равноценными участниками рынка. Но тогда почему, например, покупатели в добровольном порядке согласны переплачивать за товар выше его издержек производства? При обычных товарно-обменных операциях (бартере), как известно, никакой переплаты не происходит, отсутствует и прибыль, значит, нет и эксплуатации, а при реализации того же самого товара за деньги возникает излишек стоимости в виде прибыли. Если один из участников сделки получает прибыль, нарушается баланс между равноценными участниками рыночных отношений. Отсюда следует, что прибыль - это превышающие затраты производителя деньги, полученные от покупателя, которые к эксплуатации рабочих непосредственного отношения не имеют. Поскольку дополнительная стоимость получена от покупателя, то прибыль не есть добавленная неоплаченным трудом в процессе производства данного продукта стоимость. Но что в таком случае следует понимать под прибавочным продуктом, если он не обязан своим появлением неоплаченному рабочему времени? Ответ очевиден: в процессе хозяйственной деятельности специально никакой прибавочной стоимости не создается, а есть просто созданный продукт, который может быть реализован как с прибылью, так и без нее. В обычном представлении прибыль есть не что иное, как разница между рыночной ценой и издержками производства, и ничего более. Возникает и другой вопрос: под действием каких сил и причин образуется дополнительный продукт и добавочная стоимость на экономически самостоятельном предприятии и как происходит реализация ВВП в общественном масштабе?

Для ответа на эти вопросы вначале оговорим, что следует понимать под эквивалентным обменом. Проблема заключается в том, что экономически самостоятельные предприятия- производители сырья и полуфабрикатов непосредственными участниками в межотраслевом обмене готовыми конечными продуктами, как правило, не являются. Такие предприятия производят промежуточный продукт и входят в производственную цепочку изготовления готового конечного продукта в качестве неотъемлемого звена технологического процесса. Для них важен выбор поставщиков сырья с минимальными ценами и наилучшим качеством при низких издержках собственного производства, что и обеспечивает получение прибыли. При этом зачастую купля-продажа между предприятиями, входящими в технологическую цепочку, ограничивается давальческим сырьем либо они используют трансфертные цены. Здесь нет обмена в строгом смысле этого слова, так как продукт движется от одного передела к Другому, "впитывая" затраты от жизненных средств и от энергоносителей. Движение полуфабриката по технологической цепочке может осуществляться и без денег, как, например, при передаче продукта из цеха в цех на одном предприятии. В этом случае деньги необходимы для оплаты энергоносителей и жизненных средств, то есть расходуются как энергозатраты и зарплата. Межотраслевой обмен готовыми конечными продуктами происходит по принципиально иным законам, где достаточно строго должен соблюдаться принцип стоимостной эквивалентности для исключения возникновения межотраслевых диспропорций, ведущих к неплатежам и увеличению долговых обязательств. Следует отметить, что в народном хозяйстве прибыли как таковой нет, а есть дополнительный готовый конечный продукт в виде жизненных средств, энергоносителей и средств труда и соответствующие им стоимостные категории: заработная плата, энергозатраты и амортизация. Постановка вопроса о включении в состав ВВП прибыли является бессодержательной, поскольку само наличие ВВП означает, что процесс внутриотраслевого оборота по созданию готовых конечных продуктов завершен и все их стоимостные части приняли натуральную форму в виде жизненных средств, энергоносителей и средств труда.

Мифологизация труда, как источника стоимости, обнаруживается и при принятии его в качестве фактора воспроизводственного процесса. Не секрет, что труд как таковой, впрочем, как и рабочее время, не воспроизводится в процессе производства. Для определения стоимости труда его необходимо свести к стоимости жизненных средств, в результате попадаем в замкнутый круг - стоимость жизненных средств определяется трудом, а стоимость труда зависит от стоимости жизненных средств, - выйти из которого не представляется возможным. В рассматриваемом процессе воспроизводятся только жизненные средства. Требуется осознать и признать простую истину, что ни труд, ни работа, ни энергия, ни время, как мировоззренческие понятия, не воспроизводятся в процессе производства, а следовательно, и не могут представлять материальную субстанцию стоимости. Фактически в процессе производства воспроизводятся энергосодержащие продукты в виде жизненных средств и энергоносителей, в ходе потребления и уничтожения которых обеспечиваются условия по жизнеобеспечению работников, воспроизводству энергоносителей и производству средств труда. Работа, произведенная человеком и орудиями труда, реализуется во вновь созданных материальных и духовных благах, представляющих собой потребительскую ценность. Поэтому представление о труде как о единственном источнике стоимости и ценности следует считать лишь этапом на пути к раскрытию их природы, достоверность которого оказалась явно недостаточной. Стоимость (как сумма затрат производителя), полезность (как качественная характеристика блага), ценность (как его оценка потребителем) выступают в неразрывном единстве и выражают теорию стоимости и ценности, основанную на реальных фактах хозяйственной жизни. При таком подходе теория стоимости основывается на материалистических позициях в отличие от социально-классовых, поскольку через энергосодержащие продукты в экономическую науку вводится рациональный принцип. В результате теория стоимости и ценности приобретает качественную определенность и количественную оценку.

Предлагаемое отречение от труда как источника стоимости не означает отрицание роли человека в качестве определяющей и созидательной силы общественного развития. Человеческий труд, как целенаправленная деятельность, был и остается главной ценностью, в чем никаких сомнений быть не может. В вопросе определения источника стоимости речь идет о выяснении материальных факторов - носителей энергии и соответствующих им экономических категорий. Согласно сложившейся в экономике традиции принимаем, что зарплата отражает величину жизненных средств, а энергозатраты (основная часть вспомогательных материалов) - стоимость энергоносителей. Тем самым задача по определению природы стоимости сводится к раскрытию причины, за счет чего и почему воспроизводственный процесс осуществляется, как правило, во все увеличивающемся масштабе, то есть требуется установить источник роста общественного воспроизводства. Таким источником не может выступать труд в своих различных проявлениях: частный - общественный, конкретный - абстрактный, живой - прошлый, производительный - непроизводительный, необходимый - прибавочный, умственный - физический и т.д. Большинство экономистов, не найдя ответа на вопрос о природе стоимости ценности, при обращении к труду и рабочему времени обоснованно исключили положения трудовой теории стоимости из своего научного арсенала. Без ответа на вопрос, откуда и почему у труда появляется внутренняя энергия для совершения действий, трудовая теория стоимости непроизвольно превращается в иррациональную науку. Принятие труда за основу стоимости означало бы, что КПД труда работника больше единицы, а человек выступал бы в роли вечного двигателя. Оперирование понятием "труд" вне его конкретного содержания и количественной определенности лишено какой-либо практической ценности. Поэтому не случайно в качестве выхода из создавшейся ситуации для заполнения образовавшегося вакуума были сформированы специальные дисциплины, в частности такие, как экономика и социология труда. Как уже отмечалось, в процессе производства расходуются и уничтожаются только два элемента - два энергосодержащих продукта: жизненные средства, которые служат для обеспечения жизнедеятельности человека, и энергоносители, приводящие в движение орудия труда. Именно их совместная величина является основанием для учета затрат в стоимости продукта, поскольку с их помощью производятся блага, обладающие полезностью. Особенность энергосодержащих продуктов состоит в том, что они не производятся, а добываются, либо извлекаются из недр земли, обеспечивая процесс переработки и придания материалу природы нужную в соответствии с потребностями общества форму. По мере развития производительных сил и общественных отношений понятие "стоимость", как овеществленная энергия, выражает вечную (логическую) категорию хозяйства, а в историческом плане претерпевает серьезные содержательные изменения.

Процесс воспроизводства общественного капитала есть расход кинетической энергии в результате потребления (расходования и уничтожения) энергосодержащих продуктов, обладающих, как правило, значительно большим количеством потенциальной энергии по сравнению с ее израсходованной величиной. Иными словами, предлагается сопоставить количество затрат с полученным результатом, то есть сравнить стоимость ДО и ПОСЛЕ процесса производства. Превышение потенциальной энергии относительно кинетической - результата над затратами - является обязательным условием для обеспечения воспроизводственного процесса в производственном секторе и для содержания непроизводственной сферы. При этом жизненные средства и энергоносители- как источники потенциальной энергии - опосредствуют процесс возникновения новой стоимости в виде средств труда и воспроизводства энергосодержащих продуктов. Результат любой работы, труда или действия для производства блага, вне зависимости, кем она выполнена: человеком машиной, животным или силами природы, содержит, как правило, большее количество совокупной энергии, нежели было потрачено на производство данного блага. Поэтому товар или услуга реализуются за большую сумму денег, чем было потрачено на его производство.

Приведем пример. Предположим, что на добычу одной тонны угля затрачено 100 у.е. (условная единица) совокупной энергии в виде жизненных средств и энергоносителей, что соответствует денежным затратам в 100 д.е. (денежная единица). Извлеченная же тонна угля должна содержать большее количество энергии по сравнению с затраченной на ее получение величиной (иначе нет смысла в ее добыче), допустим 200 у.е. энергии. Поэтому производитель может реализовать уголь за 150 д.е. и получить дополнительное количество денежных средств в размере 50 д.е., которые выражают добавочную стоимость и учитываются производителем в качестве амортизации и прибыли. Разграничение добавочно полученной стоимости на амортизацию и прибыль является чисто техническим приемом, что подтверждается практикой хозяйствования. Покупатель, переплачивая за товар сверх издержек производства, руководствуется собственной выгодой, а не внешним принуждением,- это фундамент экономических отношений между независимыми субъектами хозяйственной деятельности. Определяющий момент в таком процессе заключается в следующем: приобретая продукт за 150 д. е., покупатель оказывается обладателем 200 у. е. энергии, что позволяет ему помимо возмещения собственных затрат произвести дополнительный продукт и тем самым обеспечить благами все деньги, уплаченные производителю угля. Круг замкнулся, все находящиеся в обороте деньги обеспечены товаром. Как видим, оплата товара по рыночным ценам, превышающим издержки производства, является приемлемой для преследующего собственную выгоду покупателя операцией. Поскольку любое производственное звено в технологической цепочке функционирует за счет расходования затрат энергии, то данный вывод может быть распространен на все общественное производство. При этом следует отметить, что для отдельного экономически обособленного предприятия по производству полуфабрикатов раскрыть это явление не представляется возможным.

Пример показывает, как с помощью совокупных затрат энергии оказывается возможным произвести большее количество продукта, а недоплата наемному работнику за его труд оказывается здесь ни при чем. Труд работника - это фактор производственного процесса, а не источник дополнительного продукта и добавочной стоимости. Конечно, можно возразить, что без труда не вытащишь рыбку из пруда, но остается вопрос, откуда рыбка.

Результат производства - это не только экономический эффект в виде амортизации и прибыли, полученный производителем реализации своего товара, но одновременно и выгода покупателя от приобретения энергосодержащего продукта или его эквивалента. Здесь важно, чтобы дополнительный эффект у приобретателя товара соответствовал эффекту производителя. Продажа товара деньги - это далеко не всегда обмен равноценных потребительских ценностей, в то же время и не обман партнеров по бизнесу, поскольку каждый из участников сделки имеет от нее либо конкретную экономическую, либо потенциальную материальную выгоду. Здесь содержится ответ на сакраментальный вопрос экономической науки: почему эффект по результату объективно превыше величину затрат.

Из рассмотренного примера следует, что стоимость реализованного товара распадается на затраты и на эффект, которые в стоимости единицы продукта имеют противоположную направленное собственные затраты (зарплату и энергозатраты) производитель стремится уменьшить, поскольку обязан их возместить согласно договорным обязательствам, что автоматически увеличивает эффект (амортизацию и прибыль) при неизменной цене. Достижение экономического эффекта в рыночной экономике обеспечивается за счет технического прогресса, под действием которого происходит сокращение численности рабочей силы, что ведет к уменьшению затрат на жизненные средства, но одновременно увеличиваются затраты на энергоносители, естественно в меньшей степени, чем произошло сокращение затрат на жизненные средства. Процесс снижения издержек производства - достаточно противоречивый процесс, он опровергает мнение, что только затраты живого труда определяют всю величину стоимости, а снижение издержек производства происходит прямо пропорционально росту производительности труда. Следовательно, требование об "увеличении зарплаты прямо пропорционально росту производительности труда" выглядит экономически безосновательно и, как правило, не может быть выполнено, при этом речь не идет об увеличении интенсивности труда. Кроме того, следует учитывать, что через систему налогов значительная часть дополнительно полученного продукта перетекает в непроизводственный сектор. Но все, что расходуется и реально уничтожается в данном производственном процессе, должно быть учтено в качестве собственных издержек производства. В результате своевременного внедрения технических новшеств и сокращения издержек выигрывает конкретный производитель, а от снижения цен под действием конкуренции - потребители данного продукта. На выходе этого процесса происходит высвобождение и накопление полноценных денег, которые в отличие от денежной эмиссии обеспечены благами в полной мере и обладают прежней покупательной силой.

К раскрытию роли труда в производственном процессе можно подойти как к конкретно выполненной работе, что означает переход энергии из одной формы движения материи в другую, то есть представить труд как затраты энергии вообще. В свою очередь, проявление энергии выражает способность тела совершать работу независимо от вида энергии и объекта движения: будь то человек, животное, машина или силы природы, поскольку для определения совокупного экономического эффекта безразлично, за счет кого и чего совершается работа. Выполнение любой работы подразумевает расход энергии, а значит, работа и энергия - понятия равноценные. Высвобождение энергии происходит в результате потребления и уничтожения энергосодержащих продуктов, имеющих денежную оценку. Их использование в хозяйственной деятельности предполагает создание новых благ, поэтому можно сказать, что. стоимость есть накопившаяся или овеществленная в произведенном благе энергия. Продукты в виде жизненных средств и энергоносителей определяют процесс создания новой стоимости, которая проявляется во благе, обладающей определенной полезностью, а следовательно, и ценностью для потребителя. Образование новой стоимости предполагает существование связи между добычей (получением) энергосодержащих продуктов и их расходованием для изготовления готовых конечных продуктов. В таком представлении стоимость выражает основополагающий символ экономики. Считаем также, что стоимость отражает энергетический процесс, включающий в себя, с одной стороны, затраты, с другой - получение большей массы энергосодержащих продуктов, производительное использование которых позволяет:
     - своевременно возместить израсходованные энергосодержащие продукты;
     - произвести определенное количество средств труда, необходимых для воспроизводства общественного капитала;
     - обеспечить содержание и развитие непроизводственной сферы.

Именно на эти части распадается ВВП с учетом косвенных налогов. Общее требование к вмешательству государства по pacпpeделению ВВП состоит в том, чтобы действующие налоги не нарушали пропорциональность, достигнутую в сфере материального производства, и не препятствовали его поступательному развитию.

Таким образом, материальной субстанцией стоимости выступает не безликое и ни к чему не обязывающее понятие "труд', совокупная величина энергосодержащих продуктов и их расходование в процессе целенаправленной деятельности человека. Материальная, а не трансцендентная основа стоимости дает основание для определения ее количественной меры и масштаба цен. В условиях отказа от золота как меры стоимости его место занял стандартный набор материальных и духовных благ, величину которых создает совокупный работник за определенный отрезок времени-чае, день, месяц, год. Масштабом денежного измерения выступает почасовая тарифная ставка, среднемесячный уровень зарплаты уровень прожиточного минимума. Именно поэтому в современных условиях наименование национальной денежной единиц! утратило прежнюю определенность, которая перешла к среднему уровню заработной платы, а именно к определенной сумме потребительских ценностей.

Создание стоимости есть динамический процесс, в котором поставляются затраты с результатом. Эти показатели не совпадают ни по времени своего проявления, ни по абсолютным значениям, - в этом заключается сложность получения достоверной оценки общего экономического эффекта. Величина затрат, как расход кинетической энергии, может быть определена достаточно точно по величине денежных расходов на жизненные средства и энергоносители, а результат, как полученный или добытый природы энергосодержащий продукт, - лишь условно и косвенно по сумме амортизации и прибыли на промежуточных эта изготовления готового конечного продукта. Неопределенность заключается в том, что промежуточный продукт еще должен получить общественное признание в ходе межотраслевого эквивалентного обмена готовыми конечными продуктами различных подразделений производства.

При выяснении понятия стоимости возникает необходимость выделения этапов ее создания и установления различий в ее видах.

Этап первый - появление абсолютной или действительной стоимости как расходование определенного количества энергосодержащих продуктов. При этом образование стоимости одновременно предполагает и создание блага, обладающего потребительской ценностью.

Этап второй - реализация созданной потребительской ценности, предполагает два вида относительной стоимости, или меновой ценности.

Относительной стоимости первого вида соответствует эквивалентный стоимостной обмен (бартер) готовыми конечными продуктами в процессе межотраслевого обмена. Здесь прибыли как таковой нет, поскольку она выступает составной частью готового конечного продукта. Относительной стоимости второго вида соответствует внутриотраслевой денежный оборот при прохождении полуфабриката по технологическому циклу от одного экономически самостоятельного предприятия к другому. При этом у каждого производственного звена существует возможность при реализации своей продукции получить стоимостной излишек в виде амортизации и прибыли.

Энергосодержащие продукты представляют собой субстанцию стоимости, а следовательно, выступают в качестве реального основания цены. Созданный на экономически самостоятельном предприятии продукт (без учета основных материалов, которые представляют собой нейтральный элемент для данного производственного процесса) распадается на энергозатраты (ЭЗ), заработную плату (ЗП), амортизацию (Ам) и прибыль (Пр). Энергозатраты и зарплата представляют собой стоимостной эквивалент израсходованных жизненных средств и энергоносителей, а амортизация и прибыль выражают потенциальную возможность по приобретению или производству дополнительного продукта. Отсюда определяем общий эффект (рентабельность Р1) от производства конкретного продукта на экономически самостоятельном предприятии без учета влияния косвенных налогов: Р1 = (Ам + Пр) / (ЭЗ+ЗП).

Энергоносители и жизненные средства представляют собой затраты предприятия, эквивалент израсходованной стоимости которых условно воспроизводится в продукте. В отличие от них основные материалы и полуфабрикаты в процессе производства переносят на продукт свою стоимость вместе с потребительской ценностью, Только энергозатраты и заработная плата могут считаться добавленной стоимостью в данном производственном процессе, а сумма дополнительно полученной от покупателя стоимости в виде амортизации и прибыли являются не добавленной, а дополнительно полученной стоимостью, в чем и состоит принципиальное отличие между этими экономическими категориями.

Рационалистический подход к обоснованию источника прибыли и амортизации является серьезным поводом для переосмысления сложившейся системы бухгалтерского учета, нового подхода к оценю экономической результативности производства и перестройке фискалькой системы. Прийти к такому выводу позволил учет жизненных средств и энергоносителей в качестве субстанции стоимости, а также выделение энергозатрат как самостоятельной экономической категории. Затраты на энергоносители (топливо и электроэнергию) следует объединить с расходами на жизненные средства, поскольку они представляют собой однородный экономический ресурс, и исключить энергоносители из материальных затрат, состав которых следует ограничить лишь покупными материалами (основным материалом). Энергетический подход при раскрытии понятия стоимости и ценности - необходимый шаг в развитии общей экономической теории. Стоимость во вновь произведенных потребительских ценностях (готовом конечном продукте) образуется полностью и заново, никакой прошлой стоимости на продукт не переносится и не передается. В этом отношении деление труда на живой и прошлый представляет собой абстракцию, не соответствующую действительности, поскольку сам по себе труд никуда не переносится. При этом редкость благ, наличие спроса и предложения, конкуренция являются обязательными условиями, сопутствующими товарному производству, его неотъемлемыми элементами.

Представленные положения теории стоимости и ценности основаны на выводе цен из внеценовых факторов, когда их основанием выступают энергосодержащие продукты.

Отметим, что на рубеже XIX-XX столетий к необходимости учета влияния производительных сил природы на образование стоимости продукта пришли российские ученые, которые природу стоимости рассматривали с энергетической точки зрения. К наиболее характерным могут быть отнесены следующие работы.
     1. Подолинский С.А. Труд человека и его отношение к распределению энергии // Слово. 1880. Апр.-май.
     2. Батюшков Н.Д. Связь экономических явлений с законами энергии. СПб., 1889.
     3. Н.Б. Механическая теория стоимости и ценности. 1. Труд. Харь
ков, 1903.
    4. Геринг С. Логика экономики. Основные экономические понятия с энергетической точки зрения. СПб., 1909.
    5. Трофимов АИ. Против капитала К.Маркса. Учение о техниче
ской ренте. М., 1910.
    6. Д-ръ Штокманъ. Политико-экономические этюды. Ценность и эксплуатация с энергетической точки зрения. СПб., 1914.

В этих работах прибавочный продукт представлен как результат превышения потенциальной энергии, заключенной в продуктах добывающих отраслей, относительно количества кинетической энергии, израсходованной на его получение. Тем самым наряду с традиционным взглядом на прибыль, как на результат неоплаченного труда или ожидания, возникло параллельное направление с иным подходом по обоснованию природы стоимости и прибыли. Такой подход с полным правом может быть назван рационалистическим, поскольку в качестве источника стоимости были приняты материальные затраты - энергосодержащие продукты. Многообещающие и перспективные исследования, подготовившие почву для выхода экономической науки на качественно новый уровень познания, оказались невостребованными большинством российских ученых-экономистов того времени. Причина такого отношения к новому направлению развития экономической науки вполне объяснима. Признание рационалистического или энергетического подхода при обосновании природы стоимости и ценности автоматически вело к потере научного авторитета многих ученых, поскольку резко противоречило сложившимся взглядам. После прихода к власти большевиков о подобных новациях не могло быть и речи, лишь в 20-х годах XX века вопрос об энергетизме поднимался А.А. Богдановым. Рационалистический подход к определению субстанции стоимости позволяет не просто механически объединить различные экономические теории или внести в них необходимые дополнения, а решить принципиально иную задачу: приступить к созданию рационалистической экономической теории.

Вопрос о природе стоимости и ценности остается актуальным и по сей день, о чем свидетельствует дискуссия о выяснении их природы на страницах двухтомного издания "Экономическая теория на пороге XXI века". Правда, нельзя согласиться с мнением Ю.М.Осипова, что стоимость есть категория трансцендентная, что она не имеет собственной материальной субстанции и представляет co6oй непознаваемую тайну, не поддающуюся разгадке [8, с. 16; 9, с. 9-12]. Признание за стоимостью непознаваемости делает обсуждение предмета лишенным смысла, и кроме того, чистосердечное признание в незнании ответа не означает, что природа стоимости не будет познана. Другое дело, что познание и конкретизация сущности явления не имеют предела.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Словарь русского языка. Т. 4 / Под ред. А.П. Евгеньевой. 2-е изд. М., 1984.
2. Шумпетер Й.А. История экономического анализа. Т. 2. М., 2001.
3. Маркс К. Капитал / Под ред. П.Б. Струве. 3-е изд. СПб., 1907. 1
4. Шемятенков В.Г. Теории капитала. М.: Мысль, 1974. i
5. Маркс К., Энгельс Ф. Капитал // Соч. Т. 23.
6. Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. М.: Росспэн, 1998.
7. Кулишер И.М. Эволюция прибыли с капитала. Т. 2. СПб., 1908.
8. Экономическая теория на пороге XXI века / Под ред. Ю.М. Осипова, В.Т. Пуляева. СПб.: Петрополис, 1996.
9. Экономическая теория на пороге XXI века - 2 /Под ред. Ю.М. Осипова и др. М.: Юристъ, 1998.

Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Очерки общей экономической теории. Рационалистический подход" / А. В. Орлов _ Оглавление