Библиотека Воеводина _ "Экономическая теория" / Е.Ф. Борисов - электронная книга для студента

Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Экономическая теория" / Е.Ф. Борисов _ Оглавление




Тексты принадлежат их владельцам и размещены на сайте для ознакомления

Раздел III. МАКРОЭКОНОМИКА 

ТЕМА 16 РЕГУЛЯТОРЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА
§ 1. РЫНОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
§ 3. СМЕШАННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ
§ 4. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

§ 1. РЫНОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Существо макроэкономического регулирования

Рассмотрим вопрос темы по существу: почему необходимо регулировать национальное хозяйство в целом? В чем состоит главная цель такого упорядочения экономики? Ответ на эти вопросы связан с пониманием характера объектов управляющего воздействия.

Этими объектами является три макроэкономические струк­туры - образно говоря “три кита”, на которых держится вся рыночная макроэкономика.

Во-первых, это - совокупный спрос. Такой спрос - сумма денег, которую члены общества готовы затратить на покупку товаров и услуг, чтобы удовлетворить все потребности. Объем совокупного спроса зависит от ряда факторов:

уровня цен;

величины доходов населения;

распределения доходов на потребление (текущий спрос) и накопление (спрос, отложенный на будущее);

налогов (части доходов, отданных государству);

государственных закупок (спроса государства);

предложения денег со стороны кредитных учреждений. Во-вторых, объектом общенационального регулирования яв­ляется совокупное предложение. Оно представляет собой сумму цен товаров и услуг, которые их производители реализуют всем покупателям.

Объем совокупного предложения определяется та­кими факторами:

уровнем рыночных цен;

потенциально возможным объемом изготовления благ в стра­не;

уровнем издержек производства продукции;

коммерческой выгодой ее выпуска.

В-третьих, макроэкономическим объектом регулирования яв­ляется совокупное производство. Под ним подразумеваются все виды хозяйства нации, выпускающие товары и услуги.

Все регулируемые объекты внутренне взаимосвязаны друг с другом. Между ними устанавливаются прямые связи: а) совокупное предложение во многом определяет совокупный спрос, и на­оборот, спрос в масштабе национального рынка прямо воздей­ствует на общий объем предложения; б) производство непосред­ственно предопределяет суммарное предложение. Имеются также косвенные связи: совокупный спрос воздействует на суммарное предложение, а через него - на все производство.

Наконец, между объектами регулирования существуют необ­ходимые объемные соотношения. При их нарушении возникает макроэкономическое неравновесие. Допустим, что производство оторвалось от учета объема всего покупательского спроса и со­здало благ больше, чем это нужно для общественного потреб­ления. Тогда возникает кризис перепроизводства. Если же про­изводство доставило существенно меньше продуктов, чем нужно для потребления людей, то налицо кризис недопроизводства.

Теперь мы может ответить на важный вопрос: каково главное условие нормального развития макроэкономики - такого состояния национального хозяйства, при котором оно может полностью удовлетворить весь покупательский спрос?

Данным условием является соблюдение народнохозяйственной пропорциональности. Это означает: во-первых, равенство объемов суммарных величин спроса, предложения и производства нации и, во-вторых, соответствие друг другу структур этих макроэко­номических объектов. Речь идет об объективном экономическом законе пропорционального развития макроэкономики. Закон вы­ражает условие существования нормальной народнохозяйствен­ной системы: необходимость постоянного поддержания соответ­ствия объемов и структуры совокупных величин спроса, предложения и производства.

Нарушения закона пропорционального развития макроэко­номики проявляются в известных нам видах неравновесия:

а) структурных кризисах (несоответствии элементного состава производства и совокупного спроса); б) кризисах перепроизвод­ства (превышении объема всего предложения и производства над совокупным спросом); в) массовой безработице (уменьшении спроса на рабочую силу по сравнению с ее предложением на рынке труда); г) инфляции (превышении предложения денег над их спросом).

Теперь пора выяснить: кто или что может предотвратить или, по крайней мере, уменьшить нарушения народнохозяйст­венных пропорций?

Логично предположить, что для постоянного поддержания общей сбалансированности национального хозяйства нужен ка­кой-то регулятор всей макроэкономики (его часто называют “хо­зяйственный механизм”).

Макроэкономический регулятор - это общественный способ организации и упорядочения национального хозяйства. Он вы­полняет следующую роль: объединяет все хозяйство нации в единую систему; направляет деятельность всех низовых звеньев экономики; распределяет труд и средства производства по от­раслям и видам хозяйства в соответствии с общественными по­требностями; стимулирует высокоэффективное предпринима­тельство.

Регулятор макроэкономики начинает действовать при опре­деленных предпосылках, а именно - в условиях единого наци­онального хозяйства. Впервые такие условия создало развитое товарное производство и рынок. На этом плацдарме стал функ­ционировать исходный тип хозяйственного механизма - рыноч­ный.

 

Рыночный механизм саморегулирования

 

В условиях товарно-рыночного хозяйства специфической формой согласования хозяйственных пропорции служит меновая стоимость продуктов. Поэтому в рыночной экономике закон пропор­ционального развития народного хозяйства выступает как закон равновесия макроэкономического спроса и макроэкономического предложения.

Этот закон стал действовать в полной мере в условиях клас­сического капитализма, когда господствовала свободная конку­ренция. Такие условия, как известно, были в XVIII-XIX вв. в Англии. Не случайно механизм рыночного регулирования впер­вые теоретически изучил А. Смит. В знаменитой книге “Иссле­дование о природе, и причинах богатства народов” он выдвинул и обосновал три фундаментальных положения.

Первое положение - о невмешательстве государства в регу­лирование рыночной экономики. Этот принцип получил фор­мулировку “laissez faire” (“Пусть все идет своим чередом”, франц.).

Второе положение - о “невидимой руке”, которая как бы “подталкивает” всех частных товаропроизводителей к действиям на благо общества. По словам А. Смита, заботящийся о собст­венной выгоде частный собственник “невидимой рукой” на­правляется к цели, которая вовсе не входила в его намерения. “Невидимой рукой” является, разумеется, рынок. Каждый пред­приниматель, стремясь насытить какой-то платежеспособный спрос, тем самым материально заинтересован в удовлетворении совокупных потребностей общества.

Третье положение - о механизме рыночного саморегулирова­ния. Этот механизм включает прямые и обратные экономические связи между производством (предложением товаров) и рыночным спросом.

Прямая связь выражается в том, что производство товаров предопределяет спрос. Все независимые друг от друга пред­приниматели сами решают проблемы: что, как и для кого производить. Однако единоличные производители не способны повлиять на рыночные цены, действуют как бы вслепую, не зная конкретных покупателей и их запросы. Поэтому стихийно складывающаяся связь между производством (предложением) и спросом может часто давать “сбои”, не достигая поставленной цели.

Всех предпринимателей выручает обратная связь, идущая от рынка к производству Такой связью служит система рыночных цен, постоянно посылающая сигналы информацию о соотноше­нии спроса и предложения. Это позволяет вносить поправки в действия товаропроизводителей: они переключаются на выпуск таких благ, которые пользуются повышенным спросом и являются более выгодными.

Рыночный регулятор выполняет важную социальную роль. Через систему рыночных цен он оказывает определяющее воз­действие на распределение доходов среди всех членов общества. Теперь нам предстоит выяснить, как проходит такое распреде­ление и каковы его общественные результаты.

 

Распределение доходов в либеральной рыночной экономике

 

Исходный теоретический вопрос можно поставить так: по каким принципам должен рас­пределяться совокупный доход общества среди всех граждан?

По этому вопросу высказываются две прямо противополож­ные точки зрения.

Согласно одной из них (ее проповедуют сторонники многих религиозных, этических, социалистических и иных концепций), распределение всего дохода общества должно основываться на принципах равенства и справедливости. Идею такого уравнитель­ного распределения можно наглядно представить на рис. 16.1.

Рис. 16.1. Равномерное распределение дохода среди всех семей

 

График на рис. 16.1 демонстрирует абсолютное равенство в распределении дохода в стране. Как видно, любой данный про­цент семей получает соответствующую долю дохода (20% семей имеют 20% дохода, 40% семей - 40% дохода и т. д.). По-видимому, такой порядок теоретически предопределяет социальную устой­чивость общества.

Сторонники либеральной (свободной) рыночной экономики исповедуют совершенно противоположные взгляды. Они считают, что распределение дохода в обществе не может и не должно строиться на принципах равенства и справедливости. Рыночная система - это такой хозяйственный механизм, который не может обладать какой-либо “совестью”, он не является носителем нрав­ственных норм.

На каких же принципах основано распределение дохода в обществе в классической и новоклассической модели либеральной рыночной экономики?

А. Распределение богатства должно учитывать неравенство способностей людей. Каждый человек находит соответствующее применение своим природным дарованиям. Так, люди с интел­лектуальными способностями находят удовлетворение в занятиях наукой, медициной, юриспруденцией и т. п. Кто обладает иск­лючительными физическими данными, идет, скажем, в профес­сиональный спорт. Человек, одаренный эстетическим талантом, становится музыкантом, художником.

Б. Каждый человек, владеющий каким-то фактором произ­водства, должен получить доход, равный вкладу своего фактора. Этот принцип обосновал американский экономист Дж. Б. Кларк в книге “Распределение богатства”1.

1 См.: Кларк Дж. Б. Распределение богатства. М., 1992.

 

В. Либеральная рыночная экономика базируется на безраз­дельном господстве частной (единоличной) собственности, кото­рая допускает высокую степень неравенства доходов. Здесь дей­ствует правило: “Богатство порождает богатство”. Характерно, что в развитых странах с рыночной экономикой материальное богатство распределено гораздо более неравномерно, чем доход от трудовой и предпринимательской деятельности. Так, в 1990-х годах 1% домашних хозяйств в США располагает почти 33% всех активов (имущества). В Великобритании богатство (особенно земля) распределено еще более неравномерно.

Г. Распределение доходов должно стимулировать увеличение производства и рост его эффективности. Если же одинаково вознаграждать и тех, кто дает высокую выработку, и других, кто ленится и дает мало продукции, то это уменьшит стремление людей больше зарабатывать за счет улучшения экономических показателей.

Д. В условиях свободной конкуренции естественным является неравенство полученных доходов. Высокими будут доходы у тех, кто преуспел в рыночном соперничестве, и, напротив, тех, кто потерпел неудачу, может ждать разорение.

Итак, сторонники концепции либеральной рыночной эко­номики считают, что равенство доходов несовместимо с рыночной системой и может подорвать ее.

Неравенство в этом отношении графически изображается с помощью кривой Лоренца (рис. 16.2).

Рис. 16.2. Кривая Лоренца

 

Кривая Лоренца характеризует степень реально достигнутого неравенства в распределении дохода среди семей (40% семей получает 20% дохода, 60% семей - 40% всего дохода и т. д.).

На основе данных кривой Лоренца определяется так назы­ваемый децильный (лат. decem - десять) коэффициент. Он по­казывает, во сколько раз 10% самых богатых семей превосходят по уровню дохода 10% самых бедных.

Для либеральной рыночной экономики характерна тенденция к усилению неравенства в распределении национального дохода между гражданами. По мере увеличения богатства общества уг­лубляется социальное расслоение населения. Это приводит в конечном счете к тому, что значительная часть людей опускается ниже официально признанной черты бедности. Такой результат не случаен.

Как считают сторонники свободной рыночной экономики, богатство должно доставаться только собственникам экономи­ческих факторов - труда, капитала и земли. Однако совершенно не ясно: какие средства к жизни должны получить многочис­ленные члены общества, которые лишены производственных факторов (пожилые люди, переставшие работать по найму; ин­валиды, дети), а также лица, имеющие рабочую силу, но не могущие в данный период найти ей применение (безработные, временно потерявшие работоспособность по болезни и др.)? Все они не участвуют в создании национального продукта, а поэтому, выходит, не могут претендовать на свою долю в общем “пироге”. Им остается уповать лишь на частную благотвори­тельность...

Ориентация с самого начала экономических реформ в России на создание “либеральной” рыночной экономики дала явно от­рицательные результаты. По официальным данным за 1992- 1994 гг. существенно усилилась дифференциация населения по доходам. Отношение доходов 10% наиболее обеспеченного на­селения к 10% наименее обеспеченного к концу 1992 г. достигло 14-15 раз против 4,5 раза в 1991 г. Вместе с тем общепризнано, что уже децильный коэффициент 10:1 служит показателем со­циального неблагополучия.

В заключение напрашивается вопрос: какова же историческая судьба либеральной рыночной системы как макрорегулятора на Западе?

 

Крах модели рыночного саморегулирования

 

Классическая модель саморегулирующейся рыночной системы не выдержала сурового испы­тания на практике. Это подтвердил мировой экономический кризис 1929-1933гг. За это время выпуск продукции в промышленности умень­шился на 46%. Безработица охватила 26 млн человек. Реальные доходы населения снизились на 60%.

Словно губительный “девятый вал” обрушился на учение о рыночном макрорегуляторе. На фоне развалин мирового хозяй­ства для всех стала очевидна полная несостоятельность многих догм (устаревших положений) новоклассической экономической теории.

Стало очевидно, например, что стихийная рыночная эконо­мика уже не способна обеспечить прочное равновесие совокупного предложения и совокупного спроса. Вместе с тем пришло своего рода озарение: рыночная система не в состоянии избавить об­щество от кризисов и безработицы.

Опровергнутым оказался и тезис о том, что система рыночных цен способна как бы автоматически обеспечивать обратное воз­действие на производство товаров и тем самым выравнивать объемы макроспроса и макропредложения. В действительности же обратная связь перестала эффективно действовать. Она хорошо срабатывала при золотом стандарте, но в ходе и в результате мирового экономического кризиса 1929-1933гг. золотой стан­дарт, как известно, был отменен. Что касается рыночного ме­ханизма цен, то его подорвало господство мезообъединений, развернувших широкую монополизацию рынка. Выявилась не­обходимость создавать новый механизм выравнивания совокуп­ных величин спроса и предложения.

Наконец, стало очевидно, что микроэкономика неспособна успешно развиваться без всякого вмешательства государства. На­стало время подыскивать новый макроэкономический регулятор.

 

§ 2. МОДЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

 

Кейнсианская революция в теории

 

В 30-е годы XX в. на запале назрел и был осуществлен подлинно революционный переход к совершенно новой модели регулирования на­циональной экономики, призванной спасти господствующую со­циально-экономическую систему от гибельных потрясений. Вы­дающийся английский экономист Джон Кейнс, совершивший переворот в новоклассическом направлении экономической те­ории, был наречен “спасителем капитализма”.

В противовес новоклассическому принципу невмешательства государства в экономику Дж. Кейнс признал ведущую роль го­сударства в регулировании национального хозяйства. При этом речь идет о государстве не как о политическом институте (органе власти), а о государстве как экономическом институте - хозяйствующем субъекте.

Центральная задача государства, по Дж. Кейнсу, состоит в том, чтобы обеспечить высокий объем “эффективного спроса”, ведущего к росту доходов. Предполагается развивать два вида спроса: а) платежеспособную потребность населения в предметах потребления и б) спроса предпринимателей на инвестиционные товары (средства производства). В результате эффективный спрос выражается как в увеличении занятости и повышении благо­состояния населения, так и в росте прибылей фирм.

В кейнсианском учении впервые на государство стали воз­лагаться экономические функции. Они были связаны с обеспе­чением инвестиций в национальное хозяйство и государственных расходов на эти и другие социально-экономические цели.

Как известно из начальных тем, чтобы расширить спрос, государство в странах Запада провело огосударствление значи­тельной части национальной экономики. Государство стало вла­дельцем многих новейших отраслей промышленности, пред­приятий производственной инфраструктуры (добыча угля, производство электроэнергии, транспорт и т. п.) и учреждений со­циальной сферы. Правительства организовали разработку рекомендательных планов и программ социально-экономиче­ского развития и, создав большой и устойчивый государственный рынок, привлекли крупный бизнес к выполнению своих заказов, приносивших высокие прибыли.

Кейнсианство впервые раскрыло структуру макроэкономиче­ского спроса, в том числе расходов на экономику, производимых государством. В западной экономической литературе макроспрос рассматривается как планируемые расходы. Они представляют со­бой сумму, которую государство, домашние хозяйства и фирмы планируют истратить на товары и услуги.

Внутри страны такие расходы (å) составляют сумму величины потребление (С), инвестиций (i) и государственных закупок (G):

 

å = С + i + G.

 

Чтобы расшифровать государственные расходы, потребление (C) выражают через показатели дохода (Y) и налогов государства на доходы населения (Т). При этом определяется так называемая функция потребления:

 

С = Y- Т

 

Из этой формулы вытекает, что потребление зависит от рас­полагаемого дохода. Располагаемый доход (Y - Т)- это сово­купный доход (Y) за вычетом налогов (T). То есть данный доход - то, чем население может самостоятельно распорядиться.

Отсюда вытекает, что в государственный бюджет поступает следующая сумма переменных величин (из состава å - всех планируемых расходов): Т + G.

Дж. Кейнс придал экономической теории новое качество. Это особенно заметно на фоне классической политической эко­номии, которая сосредоточилась на чисто теоретическом анализе стихийной регулирующей роли системы цен, оставляя без вни­мания количественную сторону этого процесса. Кейнсианство открыло “первую страницу” в эконометрическом анализе наци­онального хозяйства. Так, например, была разработана модель, которая выражает зависимость величины дохода от объема ин­вестиций: Y = F(i). Дж. Кейнс придавал большое значение ин­вестициям как такой независимой переменной величине, которая влияет на зависимые от нее переменные величины - занятость, доход нации, потребительский спрос населения. В связи с этим он создало теорию мультипликатора, которая определяет, на­сколько эффективно государственные расходы воздействуют на объем общественного производства, занятость, доход и рынок, а тем самым - на эффективный спрос.

Дж. Кейнс показал, что объем национального дохода и со­вокупного спроса находится в определенной количественной за­висимости от общей суммы инвестиций (всех производственных-и непроизводственных расходов). Такую связь выражает особый коэффициент - мультипликатор (лат. multiplicator - “умножаю­щий”). Этот коэффициент представлен в следующей формуле:

, где - прирост дохода;  - прирост инвестиций и k - мультипликатор. Дж. Кейнс следующим образом охарак­теризовал мультипликатор инвестиций: “Когда происходит при­рост общей суммы инвестиций, то доход увеличивается на сумму, которая в k раз превосходит прирост инвестиций”1. Он утверждал, что расширение инвестиций ведет к увеличению занятости, а потому и дохода общества и тем самым - к повышению по­требительского спроса.

1 Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978. С.179.

 

Этот мультипликационный эффект объясняется своеобразной цепной, реакцией. Первичные капитальные вложения в одну отрасль вызывают потребность в росте производства (соответ­ственно доходов) во многих смежных отраслях (поставляющих строительные материалы, сырье, энергию, машины и пр.).

Подытоживая сказанное, важно отметить практические итоги кейнсианской революции. Принципы кейнсианской модели го­сударственного регулирования легли в основу социально-эко­номической политики правительств США, Англии и других за­падных стран, которая проводилась с 50-х годов до середины 70-х годов и получила название “планируемого и регулируемого капитализма”. Она дала обнадеживающие результаты: это был наибольший период бескризисного развития мировой капита­листической экономики за весь послевоенный период. Совер­шенно новыми были и ее социальные результаты.

 

Распределение доходов в социально ориентированной экономике

 

После второй мировой войны в западных стра­нах было внедрено государственное регулирование экономики в соответствии с кейнсианскими принципами. В результате этого существенно изменился характер государства: оно стало правовым и демократическим. Сложился новый вариант рыночной экономики - социально ориентированный.

Каковы же основные черты модели социально ориентированной рыночной экономики?

Во-первых, в такой экономике нормальным считается плю­рализм форм собственности. Этим выражается больший демократизм отношений собственности. Считается необходимым го­сударственный сектор экономики.

Во-вторых, в социально ориентированной экономике все граждане наделены по закону основными социальными правами и свободами. Они могут отстаивать по суду эти права.

В-третьих, государство создает условия для достаточного удов­летворения комплекса наиболее значимых потребностей всего на­селения. Для этого оно берет на себя содержание широко развитой социальной инфраструктуры, которая включает среднее и высшее образование, здравоохранение, культуру и иные отрасли нема­териального производства и услуг. К этому добавляются большие расходы на социальные программы.

Западные страны достигли наивысшего в мире уровня по количеству и качеству социальных затрат и соответствующих результатов.

В Организации Объединенных Наций исчисляется обоб­щающий показатель - индекс человеческого развития. Этот по­казатель - средняя из трех величин: валового внутреннего про­дукта на душу населения, ожидаемой продолжительности жизни и уровня образования (культуры) людей 25 лет и старше. Этот показатель рассчитывается по каждой стране в отношении к уровню соответствующих трех показателей, достигнутых как на­ивысших в мире.

В 1993 г. первое место по индексу человеческого развития заняла Япония (0,976), второе - Канада (0,982), пятое - Швеция (0,977), шестое- США (0,976), восьмое-Франция (0,971) и т.д. При этом в 1993 г. величина валового внутреннего продукта на душу населения (в долларах США) составила: в США-24575, Японии- 20534, Канаде- 19177, Франции- 18712, Швеции - 16767 (для сравнения: в России - 5626). В том же году продолжительность жизни была наивысшей в Японии - 79 лет, а во Франции составляла 77, Канаде - 76 (в России - 6 5 лет). Среднее число лет обучения в Северной Америке и Западной Европе Достигло 11-12 лет (в России- около 9 лет).

В-четвертых, в социально ориентированной экономике государство с помощью налогов перераспределяет личные доходы граждан - от самых богатых к необеспеченным и малообеспе­ченным жителям страны. Благодаря такому перераспределению государство дает средства к существованию тем, кого либеральная рыночная экономика бросает на произвол судьбы (инвалиды, многодетные семьи, бездомные и др.).

Наконец, в-пятых, в социально ориентированной рыночной экономике возникает социальная опора гражданского общества на так называемый средний класс (по уровню получаемых доходов).

Во многих высокоразвитых странах граждане (семьи) делятся на три основных класса: а) богатый класс - 10-15%, б) средний класс - 70-80% и в) бедный класс - 1,5-20%. В этом случае обеспечивается наибольшая социальная стабильность общества. Этому несомненно способствуют создаваемые государством со­циальные фонды.

 

Социальные фонды

 

В период классического капитализма рабочие и другие слои трудящихся фактически не бы­ли социально защищены от безработицы, не принимались сколько-нибудь существенные меры для обеспечения им матери­альной помощи при болезни, старости, потери трудоспособности. Все связанные с такими обстоятельствами экономические тяготы ложились на плечи наемных  работников.

До сих пор мы исходили из того, что при нормальных условиях производства величина заработной платы соответствует расходам на воспроизводство рабочей силы. При этом не принималась во внимание роль государства в жизнеобеспечении людей и такая роль на начальной фазе капитализма не осуществлялась.

Впервые государство создало систему социального страхова­ния в Германии в конце XIX в. Здесь были приняты законы о страховании от несчастных случаев и по болезни (1883-1884 гг.), о введении пенсий по старости и инвалидности (1899 г.). Затем система государственного социального страхования была орга­низована в Австрии, Франции, Великобритании и других странах.

Во второй половине XX в. государство в странах Запада пе­решло к обобществлению некоторых условий воспроизводства рабочей силы. Особенно быстро здесь развивалась социальная инфраструктура, в значительной мере финансируемая за счет государства. В нее входят учреждения здравоохранения, обра­зования, переподготовка работников и т. п.

В западных странах в составе социальной инфраструктуры сложилась и функционируют, как правило, три системы госу­дарственного обеспечения: социальное страхование, государст­венное вспомоществование и система универсального обеспе­чения”. Они создаются главным образом за счет различного рода налогов и выплат из заработной платы (сами работники через налоги уплачивают, например, до 50% сумм страховых фондов). Бизнесмены вносят относительно небольшую часть взносов, причем эти расходы они включают в производственные затраты, а тем самым и в цены, по которым покупает товары все население.

Наиболее распространена система социального страхования, по которой страховые взносы обязательно удерживаются из заработной платы работников, а право на пенсию или пособие (при наличии необходимого страхового стажа, возраста и не­которых других условий) предоставляется независимо от мате­риального положения семьи застрахованного. Размер удержаний таких взносов из зарплаты весьма значителен и непрерывно увеличивается  (он составляет в разных странах от 6 до 14%). Главным видом социального страхования являются пенсии по старости, которые выплачиваются по достижении пенсионного возраста, необходимого трудового или страхового стажа и, как правило, составляют 25-40% заработка.

Государственное вспомоществование выплачивается целиком из средств государственного бюджета. Оно достается не всем трудящимся, лишившимся заработка из-за безработицы или не­трудоспособности, а лишь тем, кто после проверки доходов всех членов семьи официально признается не имеющим средств к существованию. Около 1/3 пенсионеров в США, Великобрита­нии, Японии и других странах обращаются к государственному вспомоществованию по старости. Сумма дополнительно назна­чаемого в этом случае пособия и минимальная пенсия не пре­вышают размера дохода, соответствующего официально уста­новленному уровню бедности.

Наконец, преимущественно в Швеции, Финляндии, Норве­гии, Канаде и Исландии утвердилась “универсальная” система социального обеспечения. Здесь право на пенсию имеют все граж­дане, достигшие пенсионного возраста, ставшие инвалидами или потерявшие кормильца. Пенсии выплачиваются в одинаковых для всех твердо фиксированных размерах. Средства на выплаты создаются путем взимания особого налога со всех граждан с 16-18 лет до пенсионного возраста (в Швеции и Норвегии, например, пенсионный возраст для мужчин 67 лет).

В условиях государственного социализма в нашей стране социальная инфраструктура приняла форму общественных фондов потребления - материальных, культурных благ и услуг, которые поступают в совместное или индивидуальное потребление сверх оплаты по труду. Так, в 1990г. выплаты и льготы, полученные из общественных фондов потребления в среднем на одного ра­бочего и служащего, составили 40% к уровню заработной платы.

Общественные фонды потребления - это прежде всего за­траты государства, позволявшие всему населению бесплатно пользоваться услугами учреждений просвещения и культуры (бес­платны в основном среднее и высшее образование и повышение квалификации), здравоохранения и физической культуры. Фонды обеспечивали выплаты неработающему населению (пенсии по старости и инвалидности) и пособия (стипендии студентам и аспирантам, пособия малообеспеченным и многодетным семьям и др.), а также оплату всем работникам очередных отпусков и дотацию на жилье.

При переходе к рынку в нашей стране преодолеваются серь­езные противоречия, связанные с бесплатностью распределения некоторых благ и услуг из общественных фондов потребления. Наряду с бесспорными достижениями такое распределение дает отрицательные побочные последствия. Унифицированный набор бесплатных благ в определенной степени лишает человека сво­бодного выбора, а все общество - многообразия. Налицо также обезличка и уравнительность в получении благ. Уровень их по­требления не зависит от индивидуальных и коллективных ре­зультатов труда. Человек лишен возможности влиять на качество обслуживания в медицинских и других учреждениях.

Однако развитие рыночных и коммерческих отношений в сфере социальных услуг должно иметь свои пределы. Опыт всех стран мира бесспорно свидетельствует, что социальные фонды государства играют чрезвычайно важную роль в жизни общества - создается научный, социальный и культурный потенциал для его будущего развития. Здесь реально обеспе­чиваются гуманистическая и демократическая направленность хозяйства, социальная защита нетрудоспособных членов об­щества. Эффективное использование рассматриваемых фондов позволяет решать социально-демографические задачи (укреп­лять семьи, оказывать материальную помощь многодетным, повышать качество народного образования и медицинского обслуживания).

Как вполне очевидно, государству удается добиться того, что недоступно рынку, - максимальной социальной ориентации хозяйственного развития. Но не менее ясно и другое. Государ­ственное регулирование может упускать преимущество рыноч­ного воздействия на производство - подъема его экономической эффективности. Государство пытается решать социальные про­блемы наиболее доступным для него способом: увеличивать на­логи и перераспределять доходы субъектов рынка. Однако если такое перераспределение достигнет очень больших масштабов, то это отрицательно скажется на материальном стимулировании товаропроизводителей и подорвет экономические источники со­циального прогресса.

Как же избежать противопоставления двух стратегических целей макроэкономики - достичь максимальной экономической эффективности производства и добиться наибольшей социальной результативности хозяйственной деятельности?

 

§ 3. СМЕШАННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ

 

“Восстание” неоконсерваторов против кейнсиансцев

 

Кейнсианская революция дала западной экокономике “второе дыхание”. Примечательно, что в 50-е, 60-е и первой половине 70-х годов были достигнуты наивысшие темпы экономи­ческого роста, наибольшая занятость (в западные страны при­влекалась дополнительная рабочая сила из слаборазвитых стран) и значительный подъем благосостояния населения (уровень жиз­ни возрос в 2-4 раза).

Однако нового “дыхания” хватило только до середины 70-х го­дов. В 1973-1974гг. разразился сильный мировой экономиче­ский кризис.

Одновременно с кризисным потрясением мощный удар при­шелся и по кейнсианской теории. Стало очевидно, что активное вмешательство государства в экономику не в состоянии пред­отвращать кризисные спады производства.

В едином новоклассическом направлении произошел раскол на два течения: последователей кейнсианского учения, которые отстаивали ак­тивную роль государства в регулировании экономики нации; и новоконсерваторов (новых приверженцев старых принципов), ко­торые вновь выступили за невмешательство государства в хо­зяйственную деятельность частных фирм.

Новоконсерваторы подняли своего рода “восстание” против кейнсианства. Они выявили два основных уязвимых места в концепции Дж. Кейнса и подвергли их критическому разбору.

Одно уязвимое положение в учении Дж. Кейнса состояло в следующем. Для увеличения государственного спроса считалось возможным допустить дефицит государственного бюджета (пре­вышение расходов над его доходами). Для покрытия дефицита можно прибегать к займам и печатанию денег. Но это, несом­ненно, порождало инфляцию. По мнению Дж. Кейнса, умеренная инфляция может служить средством стимулирования спроса (в том числе увеличения заработной платы для обеспечения полной занятости).

Другое уязвимое положение: для увеличения государственных доходов считалось приемлемым введение очень больших налогов. Однако такие налоги подрывали материальную заинтересован­ность работников в увеличении заработков и предпринимателей в повышении размеров прибыли. Тем самым подрывалась сама налоговая база (рост заработной платы и прибыли).

Эти положения кейнсианского учения на практике привели к отрицательным результатам. На родине учения возникла так называемая “английская болезнь” - стагфляция (сочетание кри­зисного застоя с инфляцией).

Новоконсерваторы предложили свои рецепты излечения “анг­лийской болезни”. Возникли три школы новоконсерваторов, имевшие антикейнсианскую направленность: монетаризма, те­ории экономики предложения и теории рациональных ожиданий.

Школа монетаризма выступила с известной нам количест­венной теорией денег. Лидер этой школы лауреат Нобелевской премии Милтон Фридмен (США) теоретически обосновал ан­тиинфляционные меры. Правительствам западных стран было рекомендовано:

жестко ограничить предложение денег и выдачу кредитов;

сократить печатание денег (увеличивать их количество со­размерно росту производства);

урезать социальные программы (уменьшить государственные выплаты населению).

Была противопоказана слишком активная денежная политика государства (излишнее предложение денег), а также крайние действия Федеральной резервной системы (выпуск в обращение слишком большого количества денег или слишком малого).

Теория экономики предложения выступила за возрождение сво­боды частного предпринимательства и воссоздание рыночного механизма регулирования. Основная цель - создать благопри­ятные условия для роста предложения как труда, так и капитала (его накопления). Для этого было рекомендовано снизить налоги на заработную плату и прибыль.

Теория рациональных ожиданий признала неприемлемыми централизованное планирование национального хозяйства и текущее государственное регулирование экономики. И эту от­рицательную позицию можно понять. Например, в США в период господства кейнсианства допускался большой произвол правительственных чиновников по отношению к предприни­мателям. До середины 70-х годов ежегодно издавалось до 7 тыс. правил и указаний, регламентирующих деятельность частного бизнеса.

Школа рациональных ожиданий выдвинула свой рецепт ре­гулирования экономики. Нужны стабильные правила для всех хозяйствующих субъектов, которые делали бы предсказуемыми действия правительства, производителей и потребителей. Было бы разумно принять закон, по которому государственные ре­шения в области денежной политики и налогов вступают в силу только через два года после их принятия. К тому же правительство должно сосредоточиться на долгосрочной экономической поли­тике.

О том, насколько было велико расхождение между кейнсианцами и новоконсерваторами, дает представление табл. 16.1.

Таблица 16. 1

Основные положения кейнсиавцев и новокоисерваторов

 

 

В соответствии с рекомендациями новоконсерваторов в ос­нову экономической политики США, Великобритании и ряда других государств было положен принцип “эффективного пред­ложения” - поощрения частного бизнеса (в США такую по­литику назвали “рейгономика”, в Англии - “тетчеризм”). Чтобы сделать более выгодным предпринимательство, существенно снизили налоги на прибыль и трудовые доходы. Государство заметно уменьшило свое вмешательство в хозяйственные дела, началась частичная приватизация государственных предприя­тий - продажа их частным лицам, преобразование в акционерные общества. Во многих странах было заметно свернуто планиро­вание хозяйства, уменьшено финансирование социальных про­грамм. Проведенные меры дали осязаемые результаты. В США и других странах несколько уменьшился дефицит государствен­ного бюджета, сократилось количество денег в обращении, а темпы инфляции снизились в 3-4 раза, возросла скорость хо­зяйственного развития.

Но и модель макрорегулятора национальной экономики, предложенная новоконсерваторами, не спасла экономику Запада от спадов производства и инфляции. В 1979-1981 гг. разразился новый мировой экономический кризис. При этом, как и в 1973 г., уровень мирового промышленного производства оказался на ну­левой отметке.

Сама жизнь вновь властно поставила вопрос: какой же хо­зяйственный механизм лучше - государственный (кейнсианский) или рыночный (новоконсервативный)?

 

Новоклассический синтез

 

Предыдущий анализ макроэкономических регуляторов позволяет нам сделать определенные выводы.

Прежде всего очевидно, что не существует такого идеального регулятора, который способен избавить развитое ры­ночное хозяйство от трех зол: кризисов, безработицы и инфляции. Кстати, во всех экономике эти негативы признаются, по существу, как вечные проблемы.

Далее, нельзя не заметить, что кейнсианская и новоконсер­вативная модели регулирования национального хозяйства явля­ются несимметричными (это отчетливо видно из табл. 16.1). Если кейнсианцы высказываются за “эффективный спрос”, то новоконсерваторы - за “эффективное предложение”.

Критическое сопоставление двух регуляторов привело к нео­жиданному результату. Была убедительно доказана неполноцен­ность как исключительно рыночного, так и чисто государствен­ного хозяйственного механизма. Вместе с тем то, что отсутствует в одном механизме, в достаточной мере имеется в другом.

Давайте сопоставим между собой два типа макрорегулятора - стихийно-рыночный и планово-государственный.

А. Сначала сравним сам характер регулирования национального хозяйства.

Свободный рынок (с его регулирующими ценами) воздей­ствует на производство апостериорно (лат. aposteriori - из по­следующего), то есть после того, как товары созданы и ничего исправить уже нельзя. Учет полезных результатов в этом случае ведется методом проб и ошибок, посредством действий вслепую.

В противовес этому государственный регулятор действует ап­риорно (лат. a priori - из предшествующего). Еще до начала производства товаров и услуг государство заранее прогнозирует и планирует конечные результаты. Таким способом можно предотвратить какие-то нежелательные последствия стихийных хо­зяйственных действий.

Б. Рассмотрим отношение разных хозяйственных механизмов к так называемым внешним эффектам. Под такими эффектами подразумеваются побочные последствия рыночного поведения производителей и потребителей. Частные субъекты рынка за­грязняют окружающую среду, создают “проблемы больших го­родов” и т. п. Поэтому возникла и все более обостряется по­требность регулировать, компенсировать отрицательные внешние эффекты.

Что касается рынка, то он не в состоянии не допускать или ликвидировать тот ущерб, которые наносит обществу неконт­ролируемое поведение его субъектов. По словам профессора П. Хейне (“Экономический образ мышления”), возникает “про­блема безбилетника”. Под “безбилетником” подразумевается че­ловек, который не прочь пользоваться какими-то выгодами, не оплачивая их. Однако если никто не платит за блага, то кто же станет их производить? Только государство способно спра­виться с регулированием внешних эффектов. Это становится одной из его функций.

В. Теперь посмотрим, как разные регуляторы относятся к структурным переменам народнохозяйственного масштаба.

Частные субъекты рынка не берутся за крупные изменения отраслевой структуры национального хозяйства, ибо это не дает им быстрой выгоды.

Именно государство может осуществлять крупномасштабные структурные перемены. Оно располагает необходимыми для этих целей ресурсами и способно применить их за более короткий срок.

Г. Сопоставим отношение разных хозяйственных механизмов к некоммерческим видам деятельности.

Субъекты рынка не берутся вкладывать свои частные капи­талы в такие области, которые не дают им достаточной прибыли. Это касается, скажем, школьного образования, фундаментальных наук. Только государство создает и поддерживает за счет своего бюджета нерыночный, некоммерческий сектор экономики.

Д. Рассмотрим связь известных нам регуляторов с удовлет­ворением спроса населения на предметы потребления и услуги.

Государственный регулятор (не имеющий обратной связи) слабо и с большим запозданием улавливает изменения потре­бительского спроса, очень медленно уравновешивает спрос и предложение по их объему и структуре.

Напротив, рынок очень быстро откликается на изменения потребностей покупателей, а также естественным путем (через ценовой механизм) уравновешивает спрос и предложение товаров и услуг.

Е. Наконец, оценим реакцию двух регуляторов на неэффек­тивное производство.

Как известно, рынок поощряет эффективное хозяйствование и избавляется от убыточных предприятий. Только государство может взять на себя затраты на содержание убыточного, но необходимого для общества производства (на изготовление об­щественных благ, на военно-промышленный комплекс и др.).

Проведенный здесь сравнительный анализ рыночного и го­сударственного макрорегуляторов позволяет сделать важное за­ключение. В целях улучшения развития национального хозяйства разумнее всего не менять попеременно один регулятор на другой, а перейти к смешанному (комбинированному) типу управления, в котором органически соединяются достоинства двух ранее дей­ствовавших хозяйственных механизмов.

Лауреат Нобелевской премии П. Самуэльсон является осно­вателем, школы, которую он назвал “великим неоклассическим синтезом”. Эта школа преодолела разрыв и противопоставление двух родственных течений новоклассического направления - кейнсианства и новоконсерватизма - по коренному вопросу о макроэкономических регуляторах.

Что же представляет собой более конкретно третий тип мак­рорегулятора?

 

Смешанное регулирование и его варианты

 

Тип смешанного регулирования национальным хозяйством имеет следующие специфические черты.

Во-первых, новый хозяйственный механизм ор­ганически соединяет устойчивость государственного управления, необходимую для удовлетворения общественных потребностей (нужд нерыночного сектора и социальной сферы) и гибкость рыночного саморегулирования, что требуется в особенности для удовлетворения многообразных и быстро меняющихся личных запросов.

Во-вторых, только тип смешанного регулирования позволяет оптимально сочетать высшие макроэкономические цели:

эффективность хозяйствования;

социальную справедливость;

стабильность экономического роста.

В-третьих, новый регулятор способен сбалансировать сово­купный спрос и совокупное предложение.

Как можно достичь макроэкономического равновесия, на­глядно изображается на рис. 16.3, где графически представлены совокупный спрос (С1 - С2), совокупное предложение (П1 - П2) и потенциальный выпуск продукции (Вп).

Рис. 16.3. Совокупный спрос, совокупное предложение и потенциальный выпуск продукции

На рис. 16.3 можно проследить, какие макроэкономические факторы влияют на уровень цен и объем выпуска продукции ” в масштабе страны.                                 

Рассмотрим сначала кривую спроса. Если, допустим, снижаются государственные налоги, то благодаря этому возрастают величины располагаемого дохода и покупки товаров. Кривая спроса (С1 - С2) сдвигается вправо, что означает: для каждого уровня цен платежеспособная потребность возрастает.

Когда же налоги увеличиваются или сокращаются государ­ственные расходы на социальные цели, то совокупная покупа­тельная потребность уменьшается. Кривая спроса сдвигается вле­во. Значит, закупки товаров уменьшаются для каждого уровня цен.

Теперь посмотрим на динамику предложения. В том случае, когда будет расти заработная плата и цены на сырье, энергию, кривая предложения смещается вверх и влево. Стало быть, дан­ный уровень производства может быть обеспечен при более высокой цене (это - результат увеличения издержек производ­ства).

Что касается кривой потенциального выпуска продукции (Вп), то она характеризует такую отметку высоты уровня производства, к которой экономика должна все время двигаться. Таким ус­ловием служит макроэкономическая сбалансированность спроса и предложения.

Как видим, с помощью регулирующих сил рынка и госу­дарства можно уравновесить совокупный спрос и совокупное предложение.

Итак, во всех странах с высокоразвитой экономикой имеются общие основы третьего типа хозяйственного механизма. Границы распространения смешанной системы регулирования определяются двумя крайними вариантами: а) стихийно саморегулирующимся рынком и б) строго централизованным планово-государственным управлением. Но во второй половине 80-х годов таких предельных случаев уже не было. Поэтому во всех странах можно было обнаружить смешанную - по типу макрорегулирования - эко­номику

Между тем в разных странах имеются свои варианты хозяй­ственного механизма. Они различаются по следующим пара­метрам:

по сферам действия рынка и государства;

по функциям регуляторов;             

по формам и методам государственного управления хозяй­ством.

Практически невозможно рассмотреть великое множество ва­риантов смешанного типа регулятора. Мы ограничимся анализом двух моделей:

с минимальным участием государства в регулировании на­ционального хозяйства;

с максимально допустимым участием государства в хозяй­ственном механизме (при сохранении рынка).

А. Первой будет модель с минимальным участием государ­ства в регулировании экономики. В ней преобладает сфера рынка по сравнению с государственным сектором. Таково положение, например, в США. Здесь в 80-х годах примерно 4/5 валового национального продукта обеспечивалось рыноч­ной системой, а остальная его часть производилась под конт­ролем государства.

В данной модели “смешанной экономики” государство вы­полняет минимально необходимые функции (рис. 16.4).

Рис. 16.4. Минимальные функции государства в регулировании экономики

 

Прежде всего функцией государства является обеспечение эко­номики нужным количеством денег, которое должно предотвращать инфляцию.

Другой государственной функцией является регулирование внешних эффектов, которые представляют собой побочные по­следствия хозяйственной деятельности отдельных агентов рынка. Государство призвано: а) измерять “внешние эффекты” и про­водить перераспределение доходов граждан с помощью специ­ального налога; б) предотвращать “социальные выбросы” (про­водить предварительную государственную экспертизу проектов строительства новых предприятий на их экологическую безопас­ность); в) административно запрещать производственную де­ятельность, наносящую вред здоровью людей; г) обязывать пред­принимателей затрачивать капитал на восстановление разрушен­ной природной среды.

Особая функция государства - управление нерыночным сек­тором национального хозяйства, Который предоставляет насе­лению товары и услуги коллективного пользования. Речь идет о национальной обороне и охране общественного порядка, го­сударственном управлении, единой энергетической системе и национальной сети коммуникаций, всеобщем образовании, здра­воохранении, фундаментальных науках и т. п.

На практике даже минимальное участие государства в эко­номическом макрорегулировании (в США и иных странах Запада) предполагает выполнение ряда других задач.  К ним относятся:

а) обеспечение правовой базы, способствующей эффективному функционированию рыночной системы; б) защита конкуренции; в) перераспределение доходов и богатства; г) влияние на рас­пределение ресурсов в целях улучшения структуры национального продукта; д) контроль за уровнем занятости и инфляции, а также стимулирование экономического роста. При регулировании на­ционального хозяйства государство применяет преимущественно не административные, а экономические методы.

Б. Другая модель смешанного хозяйственного механизма, ко­торую мы рассмотрим, предполагает максимально допустимое го­сударственное регулирование.

Данная модель основывается на значительном развитии го­сударственного сектора экономики (до 40% ВНП находится под государственным контролем). Такое положение можно наблюдать в Швеции, Австрии, Германии, Японии и др.

В таком случае государство осуществляет ряд основных функ­ций (рис. 16.5).                                             

Рис. 16.5. Максимально допустимые функции государства

 

Прежде всего государство способствует эффективной хозяй­ственной деятельности всех предпринимателей. В этих целях оно повышает эффективность рыночного механизма:

разрабатывает и осуществляет хозяйственное законодатель­ство, устанавливающее “правила игры” всех бизнесменов (со­здается правовая основа предпринимательства, деятельности бирж, банковской системы, налогообложения и др.);

обеспечивает сохранность рыночного механизма (регулярная демонополизация экономики, антиинфляционная политика, ме­ры по сокращению государственных расходов и уменьшению бюджетного дефицита и др.);

укрепляет положение дел на отдельных видах рынков (по­вышает конкурентоспособность национального капитала на внут­реннем и международном рынках путем осуществления обще­национальных программ научно-технического прогресса, поощ­рения экспорта капитала и товаров и т. п.).

Далее, государство старается стабилизировать экономическое развитие, сглаживать взлеты и падения деловой активности, сдер­живать безработицу, поддерживать устойчивый экономический рост. В период кризисного спада оно увеличивает выплаты по­собий по безработице, расширяет возможности получения кре­дита, уменьшает норму процента. Напротив, в период хозяйст­венного подъема сокращаются пособия безработным, уменьша­ется объем государственного кредита, повышается норма про­цента.

Важной государственной функцией стало регулирование со­циальных отношений. Особое внимание при этом уделяется от­ношениям между работодателями и трудящимися: государство предопределяет размер минимальной заработной платы, следит за обязательным заключением коллективных договоров между предпринимателями и профсоюзами, а также регулирует условия труда на предприятиях. Разрабатываются и проводятся в жизнь программы экологической безопасности населения, принима­ются меры к развитию образования, здравоохранения. Создавая систему социальных “амортизаторов”, государство стремится сни­зить накал социальных противоречий и тем самым укрепить господствующий общественный строй.

Повышение эффективности государственного регулирова­ния зависит от умения использовать научные методы прогно­зирования и планирования. К ним в первую очередь относится научно обоснованный метод “затраты - выпуск”, который разработал американский экономист, лауреат Нобелевской пре­мии Василий Леонтьев. Данный метод широко применяется во многих странах.

Существо метода В. Леонтьева - в простом и кратком из­ложении - таково. В любой стране экономика - это большая система из многих отраслей, каждая из которых производит продукцию и передает другим отраслям. Все они существуют потому, что снабжают друг друга результатами своей деятельности. Чтобы надежно прогнозировать развитие экономики в целом, в расчет принимаются до 600-700 и более отдельных отраслей страны. Сопоставление различных соотношений производствен­ных затрат в отдельных звеньях общей системы и предполагаемых результатов позволяет выбрать наилучший вариант.

Допустим, надо рассчитать эффективность производства хлеба. Тогда делается расчет: сколько на одну тонну хлеба расходовать муки, дрожжей, молока и т. д. по всем компонентам согласно рецепту. Затем определяются трудовые затраты в нормо-часах. После этих расчетов расхода материальных ресурсов и трудовых затрат на конкретное изделие в натуральных показателях ана­лизируются и сравниваются предполагаемые результаты в де­нежном выражении. С учетом цен и уровня заработной платы выбирается наиболее эффективный вариант выпуска конечной продукции.

Подобные расчеты В. Леонтьев проводил для Японии, Ита­лии, Норвегии и других стран. Этим была подтверждена высокая эффективность метода “затраты - выпуск”.

Разъясняя студентам, как функционирует национальная эко­номика, В. Леонтьев сравнивал ее с яхтой в море. “Чтобы дела шли хорошо, нужен ветер - это заинтересованность. Руль - государственное регулирование. У американской экономики сла­бый руль. Нельзя делать так, как говорил Рейган: поднимите паруса, пусть их наполнит ветер, и идите в кабину коктейль пить. Так нас и на скалы вынесет, разобьет яхту вдребезги... Я думаю, что более правильно делают японцы. У них, конечно, есть частная инициатива, но и государство играет большую роль, влияя на развитие экономики в лучшем направлении. Из всех капиталистических стран, у которых в настоящее время можно чему-то поучиться, я бы выбрал не США, а Японию”1.

1 Леонтьев В. Экономические эссе. Теории, исследования, факты, по­литика / Пер. с англ. М., 1990. С. 15.

 

Кстати, Япония имеет более чем 30-летний опыт общего­сударственного планирования в условиях рыночного хозяйства. Здесь регулярно составляются средне- и долгосрочные программы социально-экономического развития, которые являются инди­кативными (рекомендательными) и безадресными. На практике большинство компаний в значительной степени строят свою производственно-коммерческую деятельность, исходя из про­гнозов и рекомендаций общего плана. С 1956 г. в Японии было составлено 10 планов, большинство из них успешно выполнены.

При всей многовариантности смешанного типа хозяйствен­ного механизма вполне очевидно: повышение эффективности макроэкономики предполагает оптимальное сочетание рыноч­ных и государственных регуляторов народнохозяйственно про­порциональности. Профессора П. Самуэльсон и В. Нордхаус пришли, к важному обобщению: “Обе стороны- рынок и го­сударство - важны для бесперебойного функционирования эко­номики. Существование современной экономики без одной из этих сторон - то же самое, что попытки хлопать в ладоши одной рукой”2.

2 Самуэльсон П. А., Нордхаус В. Д. Экономика. М., 1997. С. 78.

 

Подтверждение данного вывода мы находим в опублико­ванном в 1997 г. отчете Мирового банка о мировом развитии “Государство в меняющемся мире”. Обобщив данные за 50 лет, авторы доклада пришли к такому выводу: эффективное госу­дарство жизненно необходимо для экономического процветания, развития образования и здравоохранения. Они видят роль го­сударства не как непосредственного участника экономического роста (в отличие от практики “нового курса” Ф. Рузвельта и кейнсианского учения), а в качестве гаранта (поручителя):

а) основ законности; б) политической и макроэкономической стабильности; в) социального обеспечения и образования; г) защиты окружающей среды.

Примечательно, что концу XX столетия в деятельности государств ведущих стран мира усилилось внимание к соци­альной сфере. На первый план вышли проблемы человеческо­го капитала - образования и здравоохранения. Так, в США, занимающих лидирующее положение в решении этих проблем, осознают, что достигнутый ими уровень материального произ­водства и потребления требует глубоких социальных подвижек.

Развитие же социальных структур - результат и условие вы­сокой эффективности экономики.

Теперь рассмотрим, как обстоит дело с хозяйственным ме­ханизмом в сегодняшней России?

 

§ 4. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Командно-административная система

 

Помимо рассмотренных типов макрорегуляторов экономики имеется еще один тип - командно-административная система управления (в западной экономической литературе эту систему называют “командная экономика”). Что же представляет собой данный хозяйственный механизм?

Командно-административная система управления - это цент­рализованное государственное управление, которое заставляет все предприятия выполнять плановые директивы (обязательные задания) с помощью приказов и других внеэкономических ме­тодов. Характерные черты этой системы отражены в схеме (рис. 16.6).

Рис. 16.6. Основные черты командно-административного управления

 

Эта система руководства макроэкономикой означает, во-пер­вых, непосредственное управление всеми предприятиями из еди­ного центра - высших эшелонов административной власти. А это сводит на нет самостоятельность и демократическое самоуправ­ление предприятий. Во-вторых, государство полностью контро­лирует производство и распределение продукции, в результате чего исключаются свободные рыночные связи между отдельными хозяйствами. В-третьих, государственный аппарат руководит их деятельностью с помощью административно-распорядительных методов. Тем самым подрывается свободная предприимчивость работников и их материальная заинтересованность в результатах труда.

Приказное управление в полной мере утверждается, когда происходит огосударствление экономики. Такая мера оправданно применяется при чрезвычайных обстоятельствах, вызванных вой­ной, хозяйственной разрухой, голодом. Командное руководство способно быстро сосредоточить материальные и людские ресурсы на решающих участках хозяйства, успешно выполнить сравни­тельно простые производственные задачи. В экстремальных ус­ловиях данный тип управления может оказаться единственно возможным и по-своему эффективным.

Впервые командное руководство экономикой возникло в раз­гар первой мировой войны - в 1916г.- в Германии. Тяжелое военное и хозяйственное положение вынудило государство взять на себя контроль за производством, распределением дефицитных сырьевых и энергетических ресурсов, а также непосредственно распределять продовольствие. Центральная власть стала также регулировать трудовые отношения на предприятиях. Был введен закон о трудовой повинности граждан с 16 до 60 лет, установлен военный режим на производстве и введен 12-часовой рабочий день.

В нашей стране административное управление хозяйством было установлено в конце 1918г., когда началась гражданская война и иностранная интервенция. 30 ноября 1918г. был создан Совет рабочей и крестьянской обороны, который стал главным военно-хозяйственным и планирующим центром. Нужды обо­роны потребовали централизации управления страной. Была вве­дена продразверстка (у крестьян отбирались все излишки про­довольствия). Промышленность не выпускала товаров для на­селения, и произошла натурализация экономических отношений. Была установлена всеобщая трудовая повинность. Руководство промышленностью сосредоточили в своих руках главные управ­ления Всероссийского Совета народного хозяйства. Они лишили предприятия всякой самостоятельности, в директивном порядке снабжали их материальными ресурсами и реализовывали готовую продукцию.

Значит, командно-административную систему управления можно признать - как это ни покажется парадоксальным - нормальной формой регулирования хозяйства, пригодной, правда, только для чрезвычайных исторических условий, когда общест­венный строй какой-то страны и жизнь ее граждан находятся под серьезной угрозой.

Напротив, когда война заканчивается, командное руководство экономикой становится ненужным, изживает себя и, как правило, Устраняется. Приказные методы не отвечают задачам мирного хозяйственного строительства. Поэтому в нашей стране в начале 1921 г. чисто административная система управления была уп­разднена. Однако в конце 20-х - начале 30-х годов вновь про­изошло полное огосударствление экономики. Вся власть фак­тически перешла к центральному государственному аппарату, и вновь установилась тоталитарная система командования народ­ным хозяйством.

В начале хозяйственного строительства сверхцентрализованное управление давало определенный результат. Ибо объем выпуска всей продукции был еще очень невелик, а структура промышленности - сравнительно простой. Когда же производство достигло современных масштабов, эффективно руководить им из центра стало невозможно. Если в 20-х годах у нас насчитывалось всего два десятка индустриальных отраслей, то в начале 90-х годов имеется свыше 500 отраслей, подотраслей и видов производства, более 45 тыс. крупных предприятий. Промышленность выпускала свыше 24 млн наименований видов продукции.

Разве можно компетентно, со знанием дела решать из центра все многообразие конкретных проблем, связанных с развитием такого хозяйства? Разумеется, нельзя.

Центральные плановые органы были не в состоянии охватить все народнохозяйственные пропорции. Приблизительно и упрощенно увязывались лишь главные задания плана с имеющимся количеством наиболее важных и ограниченных ресурсов (например, в 80-х годах Госплан охватывал не более 5% всех пропорций в экономике). Более детально общегосударственный план дорабатывался механически - путем применения стандартных нормативов, основанных на прошлом опыте. Как правило, ставилась задача - наращивать производство, исходя “от достигнутого”: отталкиваясь не от реального совокупного спроса, а от того уровня экономических показателей, которыми завершался предыдущий плановый период.

Госплан ограничивался разработкой одного варианта госу­дарственного плана, не пытаясь путем многовариантных расчетов найти наиболее эффективные экономические решения. После того как план был официально утвержден, он по указаниям руководящих органов многократно переделывался по объектив­ным и субъективным причинам. Поскольку в плановом порядке поддерживалась дефицитная экономика, а нормально необхо­димые для воспроизводства резервы (свободные производствен­ные мощности, сырье, финансовые средства) всегда отсутство­вали, то план представлял собой некое подобие не раз пере­кроенного “тришкина кафтана”. Его окончательная доводка и исправление проводились в ходе выполнения плановых заданий, которые предписывалось выполнять “любой ценой”. И тогда неизбежно обнаруживались явные ошибки в расчетах и диспро­порции, заложенные в самом плане. То добывалось слишком большое количество железной руды, а для выплавки металла не хватало кокса. Или же мало было выпущено запасных частей для поддержания в рабочем состоянии станков, установленных на новом заводе. Не случайно народнохозяйственные планы - вопреки победным официальным сообщениям - очень часто не выполнялись.

Лауреат Нобелевской премии В. Леонтьев дал реалистическую оценку основного способа планирования, примененного ко­мандной системой управления: “Что касается метода экономи­ческого планирования в России, то его вполне можно охарак­теризовать, вспомнив высказывание о говорящей лошади: уди­вительно не то, о чем она говорит, а то, что она вообще может разговаривать. Западные экономисты часто пытались раскрыть “принцип” советского метода планирования. Они так и не до­бились успеха, так как до сих пор такого метода вообще не существует”1.

1 Леонтьев В. Экономические эссе. М., 1990. С. 218.

 

За более чем 50-летнее существование командно-админист­ративная система управления подорвала основы нормального функционирования общественного производства и в результате этого ввергла нашу страну в глубокий застой и экономический кризис.

Сформировать высокоэффективный механизм управления можно, если освоить и использовать все то положительное, что выработала отечественная и мировая практика в этой области.

 

Путь к новой  системе макрорегулирования

 

Мы находимся сейчас в самом начале пути к новой системе регулирования национального хозяйства России. В связи с этим приходится говорить о стартовом отрезке еще не пройденной дороги и о нерешенных проблемах.

Исходной является проблема выбора макроэкономического ре­гулятора.

В самом начале экономических реформ- уже в 1992г.- было ясно, пожалуй, только одно: надо уходить вперед от ко­мандно-административной системы управления национальным хозяйством. Но какой иной тип макрорегулятора выбрать? По этому поводу у экономистов и государственных деятелей России не было единства и согласия.

Выбор был сделан российским правительством в пользу са­мого быстрого перехода от одной крайности (командной системы) к противоположной (либеральной рыночной экономике). Реформаторы обосновывали свой выбор, исходя из классической либеральной и новоклассической модели рыночного саморегулировапия. Весь расчет строился на том, что так называемая “невидимая рука” - свободный рынок - возьмет на себя все бремя хозяйственного механизма.

Однако нам хорошо известно, что в 1992 г. в нашей стране появились лишь первые зачатки рыночных отношений, не при­нявших цивилизованную форму. Что касается развитого конку­рентного рынка, способного регулировать хозяйственные связи, то он появится, по-видимому, не скоро.

Другой проблемой преобразования системы управления в России является определение отношения к институтам плановой организации народного хозяйства.

В 1992г. российское правительство одномоментно уничто­жило “до основания” институты административного регулиро­вания производства. Так, был упразднен Государственный пла­новый комитет (Госплан), который разрабатывал централизо­ванные планы и прогнозы социально-экономического развития. Перестал существовать Государственный комитет по материаль­но-техническому снабжению, который в соответствии с народ­нохозяйственным планом обеспечивал все отрасли средствами производства. Таким образом, в ожидании “невидимой руки”, образно говоря, отрубили “видимую руку” государственного мак­рорегулирования. К этому надо добавить, что еще раньше го­сударство утратило контроль за хозяйственной деятельностью тех предприятий, которые находились в рамках государственной собственности.

Правительство Российской Федерации в 1993г. признало, что в итоге реформ государственные предприятия оказались не­подконтрольны ни рынку, которого еще не было, ни плану, которого уже не стало, ни государству как собственнику. Надо было находить выход из этой тупиковой ситуации.

По мнению правительства, в первую очередь надо было на­ладить управляемость макроэкономики. Для этого потребовалось направить государственную деятельность по таким каналам:

а) придать преобразования макрорегулятора институциональ­ное направление, то есть создать государственные и иные инс­титуты (органы), которые усиливают управляемость националь­ной экономикой (развить хозяйственное законодательство, про­вести демонополизацию, создать институты рыночного хозяйства и т. п.);

б) восстановить управление в государственном секторе, в ча­стности создать казенные предприятия (прямо подчиненные пра­вительству), перевести часть фирм на полный коммерческий расчет (однако здесь государство назначает руководителей), рас­ширить управление предприятиями через акционерную форму (в них государство владеет контрольным пакетом акций);

в) сделать экономику социально ориентированной. Согласно статье 7 Конституции Российской Федерации (1993 г.) государство в нашей стране обязано обеспечить “достойную жизнь и сво­бодное развитие человека”. В Конституции конкретно указаны обязанности такого “социального государства”.

Однако реформы, сопровождающиеся кризисным спадом экономики, не дали желаемых социальных результатов. В 1992-1995 гг. произошло невиданное в мирное время падение уровня жизни народа. Об этом достаточно красноречиво го­ворят две цифры. По уровню потребления населением про­дуктов питания страна откатилась назад на 33 года. Реальная заработная плата в 1994г. составляла только 36% к уровню декабря 1990 г.

Наконец, серьезной проблемой является установление эф­фективных методов экономического регулирования.

Между тем с самого начала экономических реформ стали применяться такие методы регулирования, которые усиливали нестабильность национальной экономики:

а) для покрытия большого бюджетного дефицита государ­ство ввело огромный инфляционный налог. Однако чрезмерно высокие темпы инфляции нанесли сильный удар по эконо­мике;

б) необычайно высокие налоги подорвали нормальную за­интересованность предпринимателей и работников в увеличении производства.

В упомянутом ранее докладе Мирового банка “Государство в меняющемся мире” (1997) говорится, что Россия находится в группе стран с неэффективной и не вызывающей доверия ролью государства.

Стало быть, поныне актуальными являются задачи:

усилить государственное регулирование макроэкономики по ее управленческой вертикали;

более широко применять экономические методы регулиро­вания национального хозяйства;

придать всему хозяйственному развитию социальную направ­ленность.

Данные задачи непосредственно связаны с разработкой и осуществлением государственного бюджета, анализу которого по­свящается следующая тема.

 

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Барр Р. Политическая экономия: В 2 т. Т. 2. Тема 1. Подтема 11. М., 1995.

Гэлбрейт Дж. К. Экономические теории и цели общества. М., 1976. Гл. XXIV, XXV, XXVI.

КейнсДж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978.

Корнай М. Путь к свободной экономике / Пер. с англ. М., 1990.

Ламперт X. Социальная рыночная экономика. Германский путь. М., 1993.

ЛеонтьевВ. Экономические эссе. М., 1990. С; 11-17, 215-241.

Макмиллан Ч. Японская промышленная система. М., 1988.

Менкью Н. Г. Макроэкономика. М., 1994. Гл. 12, 15.

ПигуА. Экономическая теория благосостояния. М., 1985.

Самуэльсон П. А., Нордхаус В. Д. Экономика. М., 1997. Гл. 2.

Фишер С., ДорнбушР., ШмалензиР. Экономика. М., 1993. Гл.4, 1, 22.

Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 1992.

<< ТЕМА 15 МАКРОЭКОНОМИКА: НЕСТАБИЛЬНОСТЬ И РАВНОВЕСИЕ
ТЕМА 17 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БЮДЖЕТ И ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА >>

Библиотека Воеводина ... Главная страница    "Экономическая теория" / Е.Ф. Борисов _ Оглавление